Анастасия о гонке разоружения

Данная сказка построена на основе выбранных цитат из книги Владимира Мегре «Кто же мы?».

«Состоялось международное заседание советов безо­пасности военных блоков разных стран и континентов.

На нём разрабатывались планы экстренной утилизации военной техники и боеприпасов.
Учёные разных стран обменивались опытом в области технологий утилизации. Психологи постоянно выступали в средствах массовой информации, пытаясь предотвратить панику среди насе­ления, обладающего разными видами огнестрельного оружия. Паника возникла после просочившегося в сред­ства массовой информации известия о российском фено­мене. Факты были несколько искажены.

В ряде западных информационных источников гово­рилось, что Россия в экстренном порядке утилизирует имеющиеся на её территории боеприпасы и готовится в час «икс» взорвать военные запасы других стран, уничто­жив при этом большую часть населения. Люди стали выбрасывать имеющееся у них огнестрельное оружие и боеприпасы в реки, закапывать их на пустыри, потому что официальные приёмные пункты утилизации не успе­вали принимать его от желающих сдать.

Были установлены штрафы за самовольную утилиза­цию. Фирмы-посредники взимали большую плату за приёмку каждого патрона, но это не останавливало жела­ющих избавиться от того, что представляло угрозу жизни целых семей. Люди городов, близ которых располага­лись военные базы, требовали от властей немедленной ликвидации военных объектов. Но военная промышлен­ность, переориентированная на утилизацию ранее ею же и произведённого, и так работала на пределе своих воз­можностей. В прессе многих западных стран стали уси­ленно распускаться слухи о том, что со стороны России миру угрожает катастрофа. Мир не в состоянии быстро избавиться от накопившегося оружия, множество пред­приятий, занятых утилизацией военного оборудования и боеприпасов, работает на пределе своих возможностей, но они не могут за несколько месяцев уничтожить произ­водимое годами вооружение.

Российское правительство обвиняли в том, что, якобы, ему было давно известно о появлении детей с необычными способностями и оно уже хорошо подготовилось к ути­лизации смертоносного оружия. В подтверждение этих слухов приводился тот факт, что Российское правительство занималось скупкой и демонтажем экологически небла­гонадёжных предприятий не только на территории своей страны, но и тех, которые находились в странах, распо­ложенных вблизи границ России. И если Россия первой успеет очистить свою территорию от взрывоопасных во­оружений, у неё появляется возможность уничтожить страны, отстающие в гонке разоружения.

Умышленно утрировались всевозможные разрушения и последствия мировой катастрофы. Фирмам, занимаю­щимся утилизацией боеприпасов, это было очень выгод­но, так как возрастала цена их услуг. Например, сдаю­щий в утилизацию патроны от пистолета вынужден был платить 20 долларов за каждый патрон. Самовольное за­хоронение или выброс оружия расценивался как диверси­онный акт. Паника нарастала ещё и потому, что никто не мог предложить действенной защиты от способностей, выявленных у русских детей. Российский Президент, как всем тогда казалось, пошёл на отчаянный и необдуман­ный шаг — он решился выступить в прямом эфире по всем каналам мирового телевидения, окружённый детьми с необычными способностями. И когда был объявлен день и час выступления в прямом эфире Президента России, у экранов телевизоров собралось почти всё население пла­неты. Накануне этого часа остановилось множество предприятий, закрылись магазины, опустели улицы, люди ждали информацию из России. Российский Прези­дент хотел своим выступлением успокоить людей, пока­зать всему миру, что нарождающееся поколение Россиян не какие-то кровожадные монстры, а добрые, обычные дети, и их не нужно бояться. Чтобы быть более убедитель­ным, Российский Президент попросил помощников со­брать в его кабинете человек тридцать детей с необыч­ными способностями и решил один остаться в кабинете с этими детьми. Всё так и было сделано.

— И что же сказал Президент России мировому сооб­ществу?
— Ты можешь, если хочешь, сам увидеть эту сцену и услышать сказанное, Владимир.
— Да, хотелось бы.
— Смотри.
Президент России стоял у небольшой трибуны рядом со своим рабочим столом. С двух сторон от трибуны си­дели на маленьких стульчиках дети разного возраста, примерно от трёх до десяти лет. У противоположной стены кабинета расположилась группа журналистов с телевизионными камерами. Президент начал говорить:
— Уважаемые дамы и господа, сограждане! Я спе­циально пригласил на встречу с вами детей. И, как вы сами можете убедиться, нахожусь в этом кабинете с ними один, без охраны, психологов, родителей. Эти дети не монстры, какими их пытаются выставить в ряде средств массовой информации на Западе. Вы сами можете видеть, что это обычные дети. В их лицах и действиях отсутствуют признаки агрессивности. Некоторые их способности мы считаем необычными. Но так ли это на самом деле? Воз­можно, способности, которые стали открываться у под­растающего поколения, являются обычными для человече­ского индивидуума. А не обычным, не приемлемым для человеческого существования — наши творения. Челове­ческое сообщество создало систему коммуникаций и воен­ный потенциал, способный привести планету к катастрофе.
На протяжении столетий велись мирные переговоры между государствами, обладающими наибольшим воен­ным потенциалом, но гонка вооружений не прекраща­лась. Сегодня есть реальная возможность покончить с бесконечным губительным процессом. Сейчас в более выгодном положении оказались те страны, на территории которых не сконцентрировано смертоносное оружие. Для нас такое положение выглядит противоестествен­ным. Но давайте задумаемся, почему в нашем сознании укоренилась уверенность в том, что для человеческого сообщества естественно производство смертоносных, уг­рожающих целым народам средств уничтожения человека?

Новое поколение изменило приоритеты, заставило нас действовать в обратном направлении — разоружаться. Страх, паника, лихорадочность в действиях, сопутствую­щие этому процессу, создаются во многом благодаря ис­кажённой подаче информации. Российское правительство обвиняют в том, что оно давно знало о появлении в стране детей с необычными способностями. Эти обвинения не обоснованы. На территории России до сих пор сохраня­ется большой военный потенциал, и мы так же, как и многие страны, делаем все возможное для его утилизации.

Российское правительство обвиняют в том, что оно не занимается выявлением всех детей с необычными способ­ностями и не предпринимает действий для их изоляции, подразумевая при этом насильственное усыпление, вплоть до завершения процесса разоружения. Российское прави­тельство не пойдёт на такой шаг. Дети России — равно­правные граждане нашей страны. И давайте задумаемся, почему возникает желание изолировать тех, кто не приемлет орудия убийств, а не тех, кто их производит? Рос­сийское правительство принимает меры для предотвра­щения случайного эмоционального всплеска у детей, способных послать импульс и взорвать неприятный им вид оружия.
Из программ российских телеканалов полностью ис­ключены фильмы, в которых демонстрируются орудия убийств. Уничтожены игрушки, имитирующие оружие. Родители постоянно находятся рядом со своими детьми и стараются упредить их негативную реакцию. Россия…

Президент прервал свою речь. Белобрысый мальчик лет пяти встал со своего места и подошёл к штативу, на котором стояла видеокамера. Он сначала просто разгля­дывал винты штатива, а когда взялся за них рукой, опе­ратор оставил свою камеру и испуганно отступил за спины журналистов. Президент быстро подошёл к мальчику, напугавшему оператора, взял его за руку и повёл к стуль­чику, на котором тот раньше смирно сидел, приговари­вая на ходу:
— Ты уж, пожалуйста, посиди смирно, пока я не закончу.
Но продолжить речь не удалось. У стола, на котором находились средства связи, двое малышей примерно трёх- и четырёхлетнего возраста возились с аппаратами связи. Тихо сидевшие с начала выступления дети разбре­лись по кабинету и занимались кто чем. Только дети по­старше, а их было немного, сидели на своих местах, рас­сматривали журналистов с телекамерами. Была среди них девочка с бантиками в косичках, я узнал её. Даша, взорвавшая современные ракетные комплексы, не по-детски осмысленно и внимательно оценивала происходя­щее, наблюдала за реакцией журналистов.

Прильнувшие к экранам телевизоров люди всего мира увидели слегка растерянное лицо Российского Президента. Он окинул взглядом рассредоточившихся по кабинету детей. Увидел двух возящихся малышей у аппаратов пра­вительственной связи, посмотрел на дверь, за которой находились его помощники и родители приглашённых детей, но не позвал никого себе на помощь. Президент извинился за прерванную речь, быстро подошёл к двум малышам, уже стаскивающим со стола один из аппара­тов, подхватил их под мышки со словами: «Это же вам не игрушки». Один из мальчишек, оказавшись под мышкой у Президента, увидел своего товарища, свисающего с другого бока, и звонко рассмеялся. Второй малыш, из­ловчившись, дёрнул Президента ручонкой за галстук, произнёс: «Игрушки!».
— Это ты так думаешь, но это не игрушки.
— Игрушки, — весело повторил улыбающийся ма­лыш.
Президент увидел, как к аппаратам, привлечённые ми­ганием цветных лампочек и звуками, подошли ещё не­сколько малышей и стали трогать телефонные трубки. Тогда он поставил двух непосед на пол, быстро подошёл к столу, нажал какую-то кнопку и сказал: «Немедленно отключите всю связь в моём кабинете».

Потом быстро разложил на своём столе чистые листы бумаги. На каждый положил карандаш или ручку, про­изнёс, обращаясь к столпившейся вокруг него детворе:
«Вот вам. Можете рисовать, кто что хочет. Нарисуете, потом посмотрим все вместе, у кого лучше получилось».
Дети окружили стол, стали разбирать бумагу, каран­даши и ручки. Тем, кто был поменьше ростом и не мог дотянуться до стола, Президент стал подставлять стулья и усаживать их или ставить маленьких на стулья. Убедив­шись, что ему удалось увлечь детей рисованием, Прези­дент снова подошёл к своей трибуне, улыбнулся телезри­телям, набрал воздуха в лёгкие, собираясь продолжить речь, но не смог. К нему подошёл маленький мальчик и стал дёргать его за брюки.
— Что такое? Тебе чего?
— Пи… — сказал малыш.
— Что?
— Пи…
— Пи, пи. Ты, значит, в туалет хочешь? — и Прези­дент снова посмотрел на дверь, ведущую из кабинета.
Дверь отворилась, и сразу двое помощников или ох­ранников Президента быстро устремились к нему. Один из мужчин со строгим и несколько напряжённым лицом наклонился, взял малыша за ручку. Но ребенок, не отпу­ская штанину президентских брюк, изловчился, выдер­нул ручку из руки увлекающего его из кабинета строгого мужчины и сделал в сторону других подошедших муж­чин протестующий жест. Вошедшие мужчины растеря­лись. Малыш снова поднял личико, и, глядя снизу на Президента, снова дёрнув его за штанину, произнёс:
«Пи» — и чуть присел.
— Не ко времени ты со своим «пи». Да ещё и приве­редничаешь, — сказал Президент, быстро взял малыша на руки, извинился перед журналистами, направился к выходу, сказав на ходу: «Мы быстро» — и вышел.

На экранах сотен миллионов телевизоров телекамеры показывали, сменяя картинки, играющих, рисующих, разговаривающих друг с другом детей. Наиболее часто показывали президентскую трибуну, за которой никого не было. И тогда со своего места встала маленькая Даша. Она взяла стул, подтащила его к президентской трибуне, залезла на стул, посмотрела на журналистов, в объективы направленных на неё камер, расправила бантики на своих косичках и начала говорить:
— Меня зовут Даша. А наш дяденька Президент — хороший. Он сейчас придёт. Он придёт и всё вам расска­жет. Он немножко волнуется. Но он сможет всем расска­зать, как будет хорошо везде-везде на земле. И что нас никому не надо бояться. Мне братик Костя рассказывал, как теперь боятся детей, потому что я взорвала большие новые ракеты. А я не хотела их взрывать просто так, я только хотела, чтобы папа не уезжал от нас надолго и чтобы папа не думал так много об этих ракетах. И не смотрел на них. Лучше на маму пусть смотрит. Она же лучше всех ракет. И она радуется, когда папа на неё смот­рит и разговаривает с ней. А когда уезжает надолго или на ракеты смотрит, мама грустит. А я не хочу, чтобы гру­стила мама. Костя, мой братик, он очень умный и рассу­дительный, и Костик сказал, что я напугала многих лю­дей. Я больше не буду взрывать. Это совсем не интересно. Другие занятия есть очень важные и интересные. Они ра­дость для всех приносят. А ракеты вы сами разберёте. Разберёте, чтобы никто никогда их не взрывал. А нас не бойтесь, пожалуйста.

Вы приезжайте к нам в гости. Все приезжайте. Мы на­поим всех вас водой живой. Мне мама рассказывала, как раньше у нас люди жили. Делали, делали свои дела, стро­или разные фабрики и заводы и так увлеклись, что раз — и не стало живой воды. Грязною вода стала. И воду только в бутылочках в магазинах продавали. Но в бутылочках вода мёртвая, задохнувшаяся, и болеть стали люди. Так было раньше, но я никак представить не могла, как такое может быть, чтобы люди сделали грязной воду, которую сами же пьют. Но и папа говорил, что ещё и сейчас на земле есть целые страны, в которых нет живой чистой воды, и люди в этих странах умирают от болезней мучи­тельных. И яблок нет в этих странах, и ягод вкусных, по­тому что всё живое болеет, и человек, который больное кушает, мучается.
Вы приезжайте к нам все, все приезжайте. И мы вас угостим яблоками не больными, и помидорами, и грушами, и ягодами. Вы их попробуете, а когда домой вернётесь, скажете себе — не надо грязное делать, лучше в чистоте жить. Потом, когда и у вас всё чисто будет, мы к вам в гости приедем с подарками.

Вернувшийся с маленьким мальчиком на руках Пре­зидент стоял у двери и слушал, как говорила Даша. А когда она замолчала, он подошёл к трибуне и, не отпус­кая малыша, удобно устроившегося у него на руках, до­бавил: «Да, конечно… Вы приезжайте, действительно, у нас можно плоть подлечить. Но это не главное. Важнее нам всем понять себя и своё предназначение. Надо это понять, чтобы не быть убранными с лона земли, как мусор. Мы все вместе должны убрать за собой ту грязь, которую развели. Спасибо всем за внимание.

Сцена в кабинете Президента исчезла. И голос Анас­тасии продолжал:
— Трудно сказать, речь Президента или маленькой Даши повлияли на людей, слушавших прямую трансля­цию из России. Но больше люди не хотели верить распус­каемым слухам об агрессивности России. Люди хотели жить и жить счастливо, они поверили в такую возможность. Желающих посетить Россию, пожить в ней увели­чилось после прямого эфира из Кремля многократно. Возвращающиеся из России уже не могли жить прежней жизнью. Осознанность вспыхивала в каждом, словно первый луч солнышка рассветным утром».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Владимира Мегре «Кто же мы?» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Добавить комментарий