Анастасия о Родовой книге

Данная сказка построена на основе выбранных цитат из книги Владимира Мегре «Родовая книга».

«– Действительно, слова простые, и непонятно, почему все силы тьмы от них должны затрепетать?
– Того они боятся, что стоит за этими словами. Ты знаешь, кто напишет эту книгу? И сколько будет в ней страниц?

– Сколько страниц? И кто напишет их?
– Совсем немного дней пройдёт, и будут Родовую книгу создавать, своей рукой писать, страницы заполняя, миллионы отцов и матерей, в разных концах Земли. Их будет множество великое – книг родовых. И в каждой истина, идущая от сердца, для детей своих. Лукавству места в книгах тех не будет. Пред ними историческая ложь падет.
Представь, Владимир, что произойдёт, когда бы мог ты взять сегодня в руки книгу, которую лично тебе далёкий предок твой начал писать. Потом другой продолжил, потом твой дедушка, твои отец и мать.
Читает книги сегодня человек, среди которых множество и тех, что пишутся с определённой целью: историю, суть жизни искажают. Дезориентируют в пространстве специально человека много постулатов ложных. Не сразу в этом можно разобраться. Но сразу ясность наступает, когда прочтёт сын книгу прародителей своих, отцом и матерью продолженную лично для него.

– Но, Анастасия, подожди, не каждый же умеет книги писать.
— Сумеет каждый, коль востребованность ощутит. Если захочет оградить детей своих и в будущем себя от постулатов ложных. В ведические времена каждым отцом и матерью писалась книга родовая для будущих своих детей и внуков. Та книга состояла не из слов, из дел. Пространство сотворённое дети могли читать, как книгу, и понимать деяния и помыслы родителей своих, и были счастливы, приемствуя счастливое пространство. В той книге не было лишь одного – в ней не было предупрежденья детям об оккультном мире.
Всё знающие ведуны не ведали о нём. Теперь, когда всё человечество оккультных постулатов проявленья пагубные на себе смогло познать, от них детей своих сберечь и сможет.
И пусть ещё поместий нет, весною расцветающих, но помыслы о них уже живут во многих людских душах. О помыслах своих и нужно детям книгу начинать писать.

– А зачем каждому родителю писать? Вот я книги пишу о поместьях, архитектор из поселка Медведково над проектом целого поселения работает, в Интернете эта тема бурно обсуждается, разве этого недостаточно?
– Недостаточно, Владимир. Ты на сложившуюся ситуацию внимательнее посмотри. Ты пишешь книги, но другие тоже пишут в противовес твоим. Книг столько, что человек один за жизнь одну и половины не успеет прочитать. А ведь ещё потоки информации на человека повседневно исторгают не из книг. И кажется разнообразною она, меж тем вся информация лишь об одном гласит – она оккультный, нереальный мир оправдывает, прославляет. В мир вновь пришедшему что может помочь разобраться, где правда, а где ложь? Святыня главная семьи поможет в этом – Родовая книга. Отец и мать напишут в ней сыну и дочери своим о том, что главное для счастья в жизни нужно сотворить. Продолжат дети Родовую книгу. Мудрее и правдивее не будет книги для семьи на всей Земле. Все знания первоистоков в неё вольются.

– Анастасия, но как же могут знания первоистоков оказаться в книге, которую начнут писать сегодняшние люди? Где им взять эти знания? Ты же говорила, что культура наших предков, их книги, всё было уничтожено.
– Те, кто писать начнёт, имеют эти знания в себе. Они внутри у каждого хранятся. Когда задумаются люди и писать начнут не для кого-то, для детей своих, все знания первоистоков в них осознанно и прояснятся.
– Так значит, прежде чем писать, сначала нужно думать, чтоб в книге с первых страниц сразу же мудрые мысли были изложены?
– Страницы первые внешне простыми могут быть.
– Какими, например?
– Когда родился человек, писать начавший Родовую книгу? Как назван был? И для чего, с какими мыслями он стал пером к страницам главной книги прикасаться, что собирался в будущем творить?

– Такую книгу легко начать писать тем, кто, например, артистом знаменитым был, или губернатором, или учёным, предпринимателем крутым. А как тем быть, кто просто жил? Работал человек, к примеру, едва-едва сводил концы с концами, чтобы на хлеб да на одежду заработать. Что детям своим он может написать, какие дать советы?
– Правителям сегодняшнего дня, и тем, кто пред людьми блистает в лучах славы, и тем, кто много денег заработал, труднее будет в будущем перед детьми ответ держать. Деянья те, что были, люди быстро забывают. Но то, что в будущее человек привнёс, оценят будущие поколенья. Ты или кто другой разве часто вспоминаете прошлых губернаторов, артистов знаменитых или предпринимателей?
– Нечасто, а точнее, о них совсем не думаю. Даже фамилий их не знаю. Но дети их с гордостью будут вспоминать о делах своих родителей.
– И дети их постараются забыть, стыдясь упоминанья имени родителей своих.
– А дети почему должны стыдиться?
– Возможности родителям большие предоставила судьба, но не смогли они понять: возможности всегда даются, чтоб будущее сотворять. В жизни своей одной, вторую строить жизнь стремиться должен человек, тогда он воплотится вновь и будет вечно жить.

Поместье и Любви пространство помыслить может каждый человек уже сегодня, проект свой сотворить и постараться землю взять: немного саженцев деревьев иль семян деревьев родовых на той земле взрастить. Пусть не успеют роща вырасти, забор зелёный, сад прекрасный. Пусть бедный старый человек даже фундамент дома не сможет заложить. Но сможет в Книге Родовой он написать для внуков, для детей своих: “Я беден был, лишь к старости задумываться стал над смыслом жизни, над тем, что детям своим дал. И я проект пространства рода нашего создал, его для вас, дети мои, я в книге описал. Сам смог, успел плодовых девять деревьев посадить в саду да дерево всего одно на месте том, где роща должна быть”.
Пройдут года, внук книгу будет ту читать, и вспомнит дедушку, и подойдёт к могучему, величественному кедру или дубу, растущему средь множества других деревьев на земле поместья родового.
Взлетит в пространство внука мысль, любви и благодарности полна, сольётся с дедушкиной мыслью, и тогда план новый бытия родится для двоих. Жизнь в вечности для человека предоставлена сполна. Земли, планет вселенских освоение не что иное есть, как преображение каждым самого себя.
Поможет весть благую передать потомкам Родовая книга, душе начавшего писать поможет вновь на Землю воплотиться.

– Ты, Анастасия, такое большое значение придаешь этой книге, что мне тоже захотелось начать писать её своим потомкам. Интуитивно чувствую, в твоей идее о книге грандиозное скрывается и необычное. Надо же, название какое – “Родовая книга”, “Книга Родовая”, “Самая святая книга для семьи”. Но на чём её можно писать? На простой бумаге, так она быстро истреплется, истлеет. И переплет в тетрадках и альбомах примитивно выглядит всегда. А ведь если книга предназначена потомкам, если, как ты говоришь, большое значение эта книга имеет, то и бумага, и переплет должны быть соответствующими. Как думаешь, какими?

– Такими, например, – и показала взглядом на книгу, лежащую на моём столе. Я посмотрел по направлению её взгляда, а через мгновение держал в руках необыкновенное…
Некоторое время назад Сергей из Новосибирска прислал мне книжку “Анастасия”. Обычный издательский переплёт был срезан, а страницы вставлены в другой… хотел сказать, переплёт для книги, но то, во что были вставлены страницы, переплетом для книги уже назвать было нельзя. Сибирский мастер сотворил необыкновенное произведение искусства. Обложка, включая корешок, была изготовлена из ценных пород дерева. По краям – бук, внутри – кедр. Все детали были украшены искусной резьбой: орнаментом, текстом и изображениями. Всё это трудно было назвать обычным словом “обложка”. Наверное, более точное название – оклад. Верхняя и последняя часть скреплялись с корешком, а с другой стороны – маленьким замочком. Все детали были очень точно подогнаны друг к другу. В закрытом виде бумажные страницы идеально ровно сжимались между собой верхней и нижней частями оклада, не давая бумаге коробиться при повышенной или пониженной влажности. Они не деформировались даже на сквозняке, не в пример другим книгам, которые я клал рядом для сравнения. Многие, кто видел это произведение, подолгу держали его в руках, разглядывая и восхищаясь.

Проследив за взглядом Анастасии, я взял в руки книгу в деревянном окладе, ощутил ее тепло и понял. Понял, может быть, благодаря этому необычному произведению, небывалую значимость Родовой книги, о которой говорила Анастасия.
Она скромно сидела на стуле рядом со мной, смиренно положив руки на колени. Но у меня возникло ощущение, что она мудрее всех жрецов, ведущих свои династии с глубокой древности, мудрее современных аналитиков. И своей мудростью, чистотой помыслов способна победить все негативные проявления в человеческом сообществе. Откуда в ней такие способности? Какая школа, какая система воспитания способна наделять человека подобным?».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Владимира Мегре «Родовая книга» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Добавить комментарий