Искусство задавать вопросы

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Туманы знания драконов».

«Время от времени Нагваль напоминает ученикам, что Путь Воина никуда не ведет и стать воином — вовсе не цель.

Время от времени Нагваль просит своих учеников полностью погрузиться в это путешествие и позабыть о каких-либо целях. Однако человеческая природа такова, что ученики с важным видом кивают головами, полностью соглашаясь с мудростью этих слов, а затем страстно продолжают добиваться поставленной цели! Все выглядит так, будто они совершенно не расслышали указаний Нагваля; ученики продолжают задавать самые разнообразные вопросы: «Что нужно сделать для того, чтобы жизнь наладилась?», «Как мне вести себя в общении с другими?», «Стоит ли соглашаться на предложенную работу?», «Покупать ли эту машину?», «Купить ли новый дом?», «Что вы об этом думаете?», «Как по-вашему?», «Что вы посоветуете?». Вопросы возникают один за другим, но большая часть из них совершенно неправильна и показывает полное непонимание.

Мудрыми становятся не те, кто постоянно накапливает новые сведения, а те, кто научился задавать правильные вопросы. В связи с этим необходимо понять, что большинство людей задают вопросы не потому, что хотят что-то узнать. Многие делают это только для того, чтобы затем нести всякую идиотскую чушь. Для таких людей вопросы являются не собственно вопросами, но просто увлекательной формой болтовни. Есть и другой тип людей: они задают вопросы лишь потому, что рассчитывают доказать себе свою правоту, не согласившись с полученным ответом. Некоторые пользуются вопросами, оставшимися без ответа, как оправданием своего небезупречного поведения, и для них честные ответы становятся настоящим табу. Однако подавляющая часть людей задают вопросы по той простой причине, что не хотят нести ответственность за собственные поступки и жизни. И очень немногие умеют задавать такие вопросы, которые можно назвать правильными.

Умение задать правильный вопрос означает, что человек несет ответственность за самого себя, за свои знания или их отсутствие, за собственные испытания и прежде всего — за свою жизнь. Любой Нагваль, преданный Пути Свободы, категорически откажется принимать на себя ответственность за жизнь ученика. Нагваль вмешается и попробует направить ученика, так сказать, на путь истинный, только в том случае, если ясно видит, что из-за неподдельного незнания ученик вот-вот попадет в ловушку; с другой стороны, если Нагвалю известно, что ученик владеет всеми необходимыми знаниями, он просто отойдет в сторону и подождет, пока тот не выстрелит в собственную ногу. Лично я обычно объясняю этот факт своим ученикам такими словами: «Ты знаешь, что я знаю, и я знаю, что ты знаешь, что я знаю. Зачем же ты спрашиваешь?»

Таким образом, когда ученик спрашивает меня, что ему сделать для того, чтобы жизнь наладилась, я не тороплюсь давать ему какие-либо указания и просто прошу его рассказать, чем он занимается сейчас, так как логично предположить, что его жизнь не налаживается, потому что он делает что-то не так. Как только ученик начинает пояснять, чем он занимается, мне остается только подтолкнуть его к желанию добиться большей ясности в отношении некоторых туманных участков его жизни. Обычно я достигаю этого, просто задавая ему ряд вопросов, и делаю это до тех пор, пока он сам не найдет верный ответ. С другой стороны, когда я замечаю, что ученик начинает говорить ясно, то просто выслушиваю его и подтверждаю, что он прав в своем разборе обстоятельств. Подобное общение с учеником позволяет ему достаточно быстро научиться задавать правильные вопросы; в конечном счете это означает, что он задает вопросы таким образом, что может ответить на них сам.

Важность того, чтобы ученик научился задавать правильные вопросы, невозможно переоценить, поскольку без такого умения он никогда не сможет мыслить самостоятельно, добиваться трезвости, принимать на себя ответственность за свои знания, верить в самого себя, достигнуть самоуважения и уверенности в себе; в целом, он останется зависимым человеком, для которого никакая свобода попросту невозможна. В связи с этим я часто веду себя достаточно безжалостно по отношению к тем ученикам, которые намеренно пытаются валять дурака и притворяться глупцами. Глупые вопросы заслуживают только глупых ответов, и если ученику хочется прикинуться идиотом, я без колебаний отражаю в своем поведении эту глупость. Когда я вижу, что ученик уже знает, почему его жизнь никак не может пойти на лад, но тем не менее спрашивает меня об этом, я просто даю ему какой-нибудь нелепый совет: «Думаю, тебе нужно уделять больше внимания сексу», или: «Попробуй стать вегетарианцем», или: «Купи новую машину».

И все же, несмотря на то, что время от времени ученики притворяются глупцами, чтобы скрыть свое бездействие, умение задавать правильные вопросы может стать достаточно сложным в тех случаях, когда человек обусловлен оставаться таким же невежественным и тупым, как и все вокруг. Однако в действительности научиться задавать правильные вопросы достаточно легко, учитывая, что вы не забываете о том, что правильным ваш вопрос делает способность ответить на него самому или, в ином случае, несомненная убежденность в том, что в данный момент вы просто не способны найти ответ на него самостоятельно. Чтобы яснее понять этот принцип, вернемся к перечисленным выше примерам вопросов.

Первый из них — «Что нужно сделать для того, чтобы жизнь наладилась?» — в той или иной форме возникает чаще всего. Чтобы этот вопрос стал допустимым, или правильным, следует изменить его формулировку так: «Какие мои поступки мешают мне стать счастливым и добиться успеха?» В тот миг, когда вопрос ставится таким образом, становится очевидно, что этот вопрос следует адресовать самому себе и никому иному, так как только сам человек лучше всего оценит, что именно он делает.

Рассудительный ученик предпочтет не тратить время на разговор с Нагвалем в надежде, что Нагваль сможет указать ему на то, что он в состоянии выявить самостоятельно; вместо этого такой ученик незамедлительно предпримет полную переоценку своего текущего образа жизни. Особую ценность в этот период представляет собой дневник, так как сам факт, что человек усаживается и записывает свои оценки, то есть составляет список своих действий, позволяет ему достичь такого уровня ясности, которая обычно невозможна из-за мысленного и эмоционального беспорядка, вызванного бесконечным внутренним диалогом.

По завершении такой оценки ученик обнаруживает, что она привела к появлению новых вопросов. К примеру, он может заметить собственную склонность к отчужденности в общении с окружающими, но если спросит самого себя, почему он ведет себя так отстраненно, то, скорее всего, не сможет найти ответа. Вместо этого ему следует задаться вопросом о том, как именно проявляется эта отчужденность, и вновь составить полный список ее разнообразных проявлений. В результате он добьется поразительной ясности в отношении самого себя.

Если такая процедура поиска правильных вопросов, которые следует адресовать самому себе, проводится постоянно и регулярно, ученик быстро поймет, что список его вопросов к Нагвалю стал совершенно кратким и, что еще важнее, четким и имеющим непосредственное отношение к делу. Добившись полной ясности о том, чего именно он хочет от наставлений Нагваля, ученик не только полнее открывается его указаниям, но и не испытывает трудностей в их понимании. Именно это подразумевает утверждение о том, что ученик должен приводить учения в действие.

Тщательно обдумав рассматриваемый вопрос, человек понимает, что ему нет нужды беспокоить им других, так как вполне достаточно просто изменить его формулировку и превратить в допустимый вопрос. Каким же образом изменить вопрос: «Как вести себя в общении с другими?» Одного взгляда на него достаточно, чтобы сообразить, что такой вопрос никогда не возник бы, если бы речь не шла о весьма важной взаимосвязи. Таким образом, подлинный вопрос звучит так: «Существует ли у меня взаимосвязь с неким человеком и, вообще говоря, понимаю ли я, что собой представляет настоящая взаимосвязь?»

Аналогичным образом рассмотрим следующий вопрос: «Стоит ли соглашаться на предложенную работу?». Задал бы человек такой вопрос, если бы был доволен своей текущей работой? Очевидно, что вопрос нужно поставить так: «Обеспечивает ли новая работа нечто такое, чего у меня нет сейчас?» Перейдем к следующему вопросу: «Покупать ли эту машину?». Поскольку автомобиль — довольно дорогая покупка, ни один трезвомыслящий человек не станет раздумывать о покупке новой машины, если это ему не нужно. Таким образом, правильная формулировка этого вопроса выглядит так: «Нужно ли мне вообще покупать машину и, если так, удовлетворит ли эта машина мои потребности?»

Рассмотрим очередной вопрос: «Купить ли новый дом?». Что бы ответил читатель, если бы такой вопрос был задан ему? Лично я сказал бы так: «О чем ты спрашиваешь меня на самом деле? Ты спрашиваешь меня, нравится ли этот дом тебе или мне? Быть может, тебя интересует, можешь ли ты позволить себе такой дом? Если так, то откуда, черт возьми, мне знать, хватит ли у тебя денег, — ведь я не твой банкир или бухгалтер!»

«Что вы об этом думаете?», «Как по-вашему?», «Что вы посоветуете?» — такие вопросы задают очень часто, и, вообще говоря, это вполне нормальные и допустимые вопросы, если только человек задает их из правильных побуждений. В связи с этим следует осознать, что люди в целом очень любят, когда им говорят, как следует поступить, но это нравится им только потому, что, если предложенный совет не сработает так, как им хотелось бы, они всегда могут обвинить в этом того человека, который дал совет. Подобные вопросы обычно задаются только по двум причинам: человек либо хочет подтверждения того, что ему и так известно, либо пытается найти иную точку зрения, которую он сам мог упустить из виду. В этом смысле нужно быть достаточно осмотрительным и не интересоваться чужим мнением лишь потому, что человек не уверен в собственных знаниях, поскольку это подрывает его уверенность в себе и самоуважение. По существу, в таких вопросах нет ничего плохого, если при этом человек отдает себе отчет в собственном понимании обсуждаемых обстоятельств.

Это не означает, что человеку следует догматично цепляться только за свой взгляд на мир; напротив, интерес к мировоззрению другого позволяет сравнить его с теми решениями, которые он принял на основе собственных знаний, — при этом он неизменно приходит к новой точке зрения, совершенно отличной от прежней».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.