Качества охотника

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Возвращение воинов».

Потенциальные способности.
«Для охотника нет плохих качеств — существуют только потенциальные, еще не развитые возможности.

Разумеется, неразвитые потенциальные способности являются недостатками его острова, но охотник знает, что со временем они перестанут быть недостатками. Неразвитые способности к фехтованию — действительно недостаток, но когда этот потенциал будет развит, он станет очень ценным качеством.
ВАШИ СЛАБОСТИ ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ ВАШИ НЕРЕАЛИЗОВАННЫЕ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ.

Если мы хотим преуспеть в охоте на силу, нам нужны все наши потенциальные способности. Социальная обусловленность может научить нас тому, что многие наши потенциальные возможности являются плохими, но это означает лишь то, что собратья удерживают нас в своих оковах и в рамках своего взгляда на мир. Ни один охотник не позволит ограничивать себя таким образом. Охотник является свободным и подвижным существом, которое следует пути с сердцем. Для него нет сердца в таком острове, где есть физические оковы, подавленные эмоции и ограниченность мысли.
На острове охотника мы заметим невероятную красоту мастерства, с помощью которого этот остров был видоизменен. Поскольку охотник является подвижным существом, он стремится изменить форму своего острова, как только возникает такая необходимость. Эти перемены приносят ему новые захватывающие приключения — и кто знает, какие скрытые сокровища духа он сможет обнаружить при новом изменении своего тоналя?

Секрет выскальзывания из объятий социальной обусловленности кроется в том, что охотник занимает положение за пределами психологического манипулирования.
ОХОТНИК УПРАВЛЯЕТ СВОИМ МИРОМ С ТАКОЙ ТЩАТЕЛЬНОСТЬЮ, ЧТО НЕ ОСТАВЛЯЕТ ПОСЛЕ СЕБЯ СЛЕДОВ. ОСТАВИТЬ СЛЕД ОЗНАЧАЛО БЫ СТАТЬ ДОБЫЧЕЙ ДЛЯ КОГО-ТО БОЛЕЕ МОГУЩЕСТВЕННОГО, ЧЕМ САМ ОХОТНИК.
Это не означает, что охотник становится отшельником. Это просто невозможно; для того чтобы быть охотником, необходимо действовать в мире и оставаться его частью. Поэтому охотник не пытается скрыться от мира — он просто не позволяет себе превращаться в добычу».
 
Уверенность в себе.
«ИСКУССТВО ОХОТНИКА КРОЕТСЯ В ЕГО СПОСОБНОСТИ УДАЧНО ВЫБИРАТЬ ВРЕМЯ И МЕСТО СВОЕГО ПОЯВЛЕНИЯ. БЛАГОДАРЯ ЭТОМУ ЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С МИРОМ СТАНОВИТСЯ РАССЧИТАННЫМ И УМЕРЕННЫМ, И ОХОТНИК ИЗБЕГАЕТ ИСТОЩЕНИЯ, КАК СЕБЯ, ТАК И ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА. ОХОТНИК УВЕРЕН В СВОИХ ОХОТНИЧЬИХ СПОСОБНОСТЯХ, И ПОЭТОМУ НЕ ЧУВСТВУЕТ НЕОБХОДИМОСТИ БЕСПОКОИТЬСЯ. БЕСПОКОЙСТВО ЗАСТАВЛЯЕТ ЧЕЛОВЕКА БЕЗУМНО ЦЕПЛЯТЬСЯ ЗА СВОЙ МИР, КАКИМ БЫ ОН НИ БЫЛ, А ПРИ ТАКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОН ИСТОЩАЕТ И СЕБЯ, И МИР.

Важнейшая причина, по которой люди склонны становиться добычей, заключается в том, что у них нет подлинной уверенности в себе, и потому они всегда ищут одобрения и поддержки у окружающих. Очевидно, если люди ведут себя таким образом, они не могут избежать тисков социальной обусловленности и поэтому всегда отдают себя на милость других. Это позволяет понять, что беспокойство представляет собой самую истощающую причину зависимости. Люди находят себе любые поводы для тревоги и, даже не осознавая того, что они делают, постоянно недооценивают свою собственную силу и лишаются уверенности в себе».

«Постоянная тревога заставляет людей воплощать в реальность свои худшие страхи. Как ни печально, и мужчина, и женщина, вероятно, никогда не осознают, что в их несчастьях виноваты лишь они сами. Наоборот, они будут склонны считать, что исход стал результатом того, о чем они догадывались с самого начала.

Охотник, напротив, доверяет своей способности охотиться и потому обладает уверенностью и пониманием, что ему не стоит беспокоиться. Но чтобы добиться такой уверенности, человек должен воспитывать ее, выбирая способ взаимодействия с окружающим миром. Охотник делает выбор не искать одобрения или поддержки других. Он делает такой выбор не на основании какого-либо чувства высокомерия или отчужденности, но просто потому, что у него достаточно самоуважения, чтобы признать собственные способности и ценные качества. В результате такого самоуважения охотник также проникается глубочайшим уважением к окружающему миру, так как знает, что, если он хочет жить плодами земли, ему нужно жить в гармонии с ней.

Охотник близко знаком со своим миром, но остается отрешенным от него. Благодаря такой отрешенности окружающий мир не затрагивает охотника. Близкое знакомство охотника с его миром означает, что его отстраненность заключается в том, как он будет взаимодействовать со своим миром, но совсем не в том, что мир его совсем не волнует. Это чрезвычайно важное отличие; такой подход требует большого мастерства в исполнении.

Ни один охотник никогда не добился бы успеха, если бы не знал каждой мельчайшей подробности своего мира. Однако при этом существует опасность оказаться настолько вовлеченным в мир, что суждения человека становятся неполными. Например, охотник может стать слишком близко знакомым с добычей, на которую охотится, и однажды обнаружит, что просто не способен охотиться на нее. С другой стороны, если охотник не беспокоится о своем мире, он начинает просто расхищать его, так как охота становится для него лишь развлечением. В обоих случаях охотник начнет голодать, так как он либо полюбит животных настолько сильное, что не сможет охотиться на них, либо легкомысленно истребит их всех.
ОХОТНИК НЕ ИСТОЩАЕТ СВОЙ МИР — ОН БЕРЕТ ОТ НЕГО ЛИШЬ ТО, В ЧЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НУЖДАЕТСЯ. ТАКИМ ОБРАЗОМ, ОХОТНИК ЗАБОТИТСЯ О ТОМ, ЧТОБЫ ЕГО ЗАПАСЫ — ДРУЗЬЯ, ЕДА, СЧАСТЬЕ ИЛИ СИЛА — НИКОГДА НЕ ИССЯКАЛИ».

Подвижность охотника.
«Важно понимать, что занятие охотника означает нечто намного большее, чем просто охоту. Настоящий охотник также отчасти и психолог. Благодаря своему опыту он выслеживает повторяющиеся действия и предсказуемое поведение, как у людей, так и у животных и поэтому приходит к пониманию важности изучения добычи, на которую охотится.

ЧТОБЫ ПОЙМАТЬ ДОБЫЧУ, ОХОТНИК ДОЛЖЕН НЕ ТОЛЬКО ЗНАТЬ ЕЕ ПОВАДКИ, НО И СУМЕТЬ ЕЕ ПРОВЕСТИ.
Если бы охотник расставлял свои силки так, что его мотивы были бы очевидными, ни одна добыча не оказалась бы настолько глупа, чтобы попасть в его западню. Поэтому охотник должен расставлять ловушки настолько хитро, чтобы жертва не замечала их, пока они не сработают. Охотник также прекрасно осознает, что, поскольку сам он является хищником, существуют и другие хищники, которые, не колеблясь, начнут охотиться на него, если им представится такая возможность. Избегая превращения в добычу, охотник заботится о том, чтобы не повторять ошибок, совершаемых добычей, и учится сталкингу. Соответственно, охотник следит за тем, чтобы его движения и действия всегда были непредсказуемыми.

СТАТЬ ПРЕДСКАЗУЕМЫМ ОЗНАЧАЕТ СТАТЬ ДОБЫЧЕЙ.
В целом, обычный человек очень предсказуем. Зажатый труднопреодолимыми и всепоглощающими привычными действиями, обычный человек становится легкой добычей для любого, кто захочет на него охотиться.
Посмотрим, к примеру, на человека, который всегда обедает в 13:00 в тихом маленьком ресторане за углом, неподалеку от своей конторы. Этот человек всегда заканчивает работу ровно в 17:00 и спешит на станцию, чтобы успеть на электричку в 17:25. Человек следует этой привычке пять дней в неделю, из месяца в месяц. Любой, кто захочет зажать его в угол, не будет испытывать никаких затруднений — все, что от него требуется, это подождать этого человека за его любимым столиком в ресторане в известное время или на станции около 17:25.

С другой стороны, не так-то легко зажать в угол человека, который обедает лишь изредка и всегда в разных ресторанах. Нелегкое дело и поймать его по дороге домой, поскольку иногда он едет туда на первой же электричке, иногда задерживается в своей конторе надолго, а иногда сначала идет по магазинам, а затем садится в автобус и навещает перед возвращением домой своего друга. Очевидно, такой человек неуловим, и, хотя время его работы может быть фиксированным, он всегда найдет способ сделать даже этот период практически непредсказуемым.
В этих примерах мы рассмотрели только физические привычки, которым следуют люди, но очень важно осознавать, что привычные эмоциональные реакции и фиксированные шаблоны мышления также делают нас уязвимыми. Более того, они означают уязвимость не только с точки зрения выслеживания со стороны других, они означают, что человек открыто выставляет себя перед силами, воздействующими на нашу жизнь.

Когда мы становимся предсказуемыми, мы теряем подвижность. Это не только делает нас уязвимыми, но и жестко фиксирует точку сборки в том конкретном взгляде на мир, который преобладает в данный момент. Как мы уже говорили, предназначение человека не в том, чтобы быть обреченным на единственный взгляд на мир; человеку необходимо учиться на опыте всему огромному множеству возможностей, присущих нашей жизни. Таким образом, если мы «застреваем» в своем взгляде на мир, силы нашего предназначения начинают выслеживать нас, пытаясь вновь добиться от нас подвижности».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.