Линии напряжения

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Туманы знания драконов».

«Подлинное искусство опытного сталкера  заключается в способности импровизировать, но такая импровизация не может представлять собой всякий вздор, разыгрываемый в зависимости от обстоятельств.

Необходимо помнить о том, что речь идет о реальной жизни; если человек хочет избежать острых стрел Вселенной, любая импровизация должна быть виртуозной, невероятно точной и, прежде всего, опирающейся на правду. Весь смысл сталкинга  заключается в получении преимуществ в целях выживания, но тот, кто потворствует небрежному и недисциплинированному поведению, основанному на лжи, не сможет прожить долго — особенно в том случае, если этот человек применяет правило сталкера.

Искусство импровизации представляет собой мастерство, которого можно достичь только путем следования точно определенному набору указаний. Обратите внимание на то, что я использую слово «указания», а не «правила». В импровизации не может быть жестких правил, поскольку каждая возникающая ситуация уникальна и, следовательно, становится исключением из правил. Единственной надежной основой рекомендаций в отношении сталкинга  может быть стратегия — именно эту основополагающую стратегию и называют набором указаний.

В действительности это не указания в обычном смысле этого слова, но скорее — описания природы того, что называют умением чувствовать путь в темноте.  По традиции эти указания словесно выражаются следующим изречением, которое, несмотря на его предельную точность, довольно трудно постичь рациональным умом.

ЛЮБОЙ МАНЕВР СТАЛКИНГА ПО СУТИ СВОЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ИМПРОВИЗАЦИЕЙ. ТАКАЯ ИМПРОВИЗАЦИЯ ДОЛЖНА ОПИРАТЬСЯ НА ВЕРНЫЙ АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МЕЖДУ ЧЕТЫРЬМЯ СОСТАВНЫМИ ЧАСТЯМИ СНА, КОТОРЫЕ АВТОМАТИЧЕСКИ ВОЗНИКАЮТ ПРИ ЛЮБОМ ДЕЙСТВИИ — ФИЗИЧЕСКОМ, ЭМОЦИОНАЛЬНОМ И УМСТВЕННОМ. ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ПРОВЕСТИ ТАКОЙ АНАЛИЗ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТОБЫ ОЦЕНИТЬ ЛИНИИ НАПРЯЖЕНИЯ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В ПАУТИНЕ ЖИЗНИ. ЭТИ ЛИНИИ НАПРЯЖЕНИЯ НЕИЗМЕННО СТАНОВЯТСЯ ДОСТУПНЫМИ ВОСПРИЯТИЮ, КОГДА В ИГРУ ВСТУПАЮТ ЧЕТЫРЕ ПОСТУЛАТА СТАЛКИНГА.

Давайте внимательно рассмотрим следствия этого изречения, чтобы понять смысл того набора указаний, о которых идет речь. Выражение «оценить линии напряжения,  возникающие в паутине жизни» очень трудно пояснить, не прибегая к сложным техническим подробностям, однако в интересах изложения я постараюсь свести описание этой технической теории к минимуму.

Следует понимать, что, поскольку все живое взаимосвязано, каждое возникающее в жизни человека испытание представляет собой лишь следствие взаимодействия энергий, вызванного накапливающимися влияниями силы.

Это означает, что в рассматриваемом примере Шон вовсе не является жертвой несправедливого нападения со стороны брата. На самом деле, Шон просто столкнулся с испытанием, которое представляет собой совокупный результат невыразимого числа восприятий как прошлого, так и настоящего. Чтобы правильно понять это, нужно осознать, что эти восприятия принадлежат не только самому Шону и его брату, но и их преподавателям в школе и университете, их друзьям и знакомым, их деловым партнерам и многим другим. Все эти восприятия взаимодействуют, так как порождаемая каждым из них личная сила  в конце концов дает начало всеобщей силе.  Нужно помнить, что вторичным импульсом акта восприятия являются эмоции, и они тоже взаимодействуют. Все эти взаимодействия порождают новые восприятия, и в итоге можно наблюдать множество восприятий, расходящихся круг за кругом — каждый круг порождает новую силу  и, помимо того, заряжается эмоциями.

Такие расходящиеся круги всегда порождают определенные последствия в жизнях всех участников событий, и личная воля выразит эти последствия в понятиях каких-либо действий — умственных, эмоциональных или физических. Подобные действия определяются тем, что называют интенсивностью расходящегося круга,  породившего само действие. Интенсивность расходящегося круга  возникает, когда личная сила  и вызванные восприятием эмоции одного человека приходят во взаимодействие с теми же качествами другого человека. Очевидно, что если в события вовлечено большое число людей, то интенсивность расходящегося круга  будет определяться взаимодействием между продуктами восприятия каждого участника.

Качество этой интенсивности  люди обычно называют тем или иным настроением; оно находится в прямой зависимости от испытываемой степени восприятия.  Например, когда два человека беседуют друг с другом и восприятие обоих затуманено социальной обусловленностью, ни один не будет воспринимать достаточно хорошо. В результате между ними возникнет серьезное недопонимание, а неверные истолкования того, что говорит собеседник, приведут к разговору, который породит вполне определенный тип настроения. Это справедливо в отношении не только двух собеседников, но и вообще всех форм восприятия на всех возможных уровнях — даже на уровнях расы, страны и всего мира в целом. Таким образом, в зависимости от той степени восприятия, которая господствует в данный момент, всеобщее качество восприятия,  или настроение,  может проявляться как жестокость, меланхолия, миролюбие, возбуждение и так далее.

Подобные качества неизменно порождают определенную форму напряжения,  и, поскольку все живое взаимосвязано, эти линии напряжения  всегда присутствуют в паутине жизни, а каждый человек их ощущает, или чувствует.  Опытный сталкер  использует эти линии напряжения  в своих импровизациях; вполне понятно, что его искусство импровизации зависит от того, насколько легко он читает  и оценивает  характер этих напряжений.  Это означает, что искусный сталкер  не только обладает высокой чувствительностью по отношению к самым малым смещениям линий напряжения,  но и умеет с невероятной точностью толковать все тонкости линий напряжения,  а также в доли секунды оценивать их потенциальные возможности.

По природе своей линии напряжения  представляют собой энергию, которая оказывает влияние и на личность, и на саму паутину жизни. Рассказ о том, как именно это происходит, выходит за рамки настоящей книги, и потому достаточно будет сказать, что линии напряжения  обычно взаимодействуют друг с другом таким образом, что воплощают в действительность то, что люди считают жизненными испытаниями. В этом и заключается истинность таких утверждений, как «Будь осторожен в своих желаниях, ибо они могут сбыться», «Самые ужасные кошмары становятся явью» или «Человек сам навлекает на себя неприятности».

Итак, если человек хочет увидеть, что представляет собой его битва на самом деле, а не стать одержимым ее поверхностным смыслом, он должен научиться выяснять, какие именно линии напряжения  привели к этому сражению. Единственный способ обрести такое умение заключается в том, чтобы на практике познать четыре постулата сталкинга,  так как, согласно этим постулатам,  проникающий в жизнь поток силы  неизменно подчиняется определенной схеме — несмотря на то, что исход этого потока совершенно причудлив и непредсказуем. Чтобы понять, как это делается, вновь обратимся к примеру Шона.

Если Шон хочет понять, что именно происходит в его жизни, ему необходимо постараться использовать четыре постулата сталкинга  и выяснить, какие именно линии напряжения  породили возникшее перед ним испытание. Как показывают четыре постулата сталкинга,  поток силы  может направляться на Восток, Север, Юг и Запад, и потому каждое испытание следует рассматривать в том же порядке. Поскольку Восток представляет собой место трезвости,  то, разумеется, первым требованием при преодолении любого испытания является достижение ясности в отношении возникшей проблемы. Однако в первом постулате сталкинга  говорится, что весь мир и то, что он в себя включает, представляют собой бесконечную загадку,  к которой, без сомнений, относятся и жизненные испытания. Таким образом, Шон не может подходить к своему испытанию рационально, поскольку такой подход не оставляет места загадке и, следовательно, позволит ему ясно увидеть только поверхностное значение испытания.

Шон не может и убежать от этого испытания, так как во втором постулате сталкинга  утверждается, что долг воина заключается в разгадке этой тайны.  Одного воспоминания о втором постулате  полностью хватает Шону для того, чтобы понять, что он не может уйти и позволить брату вести дела по-своему. Второй постулат  относится к Северу, месту действия,  и потому Шону требуется предпринять некие шаги — разумеется, его действия должны быть направлены на решение той загадки, воплощением которой является возникшее перед Шоном испытание. Вторая часть того же постулата  предупреждает, что воин никогда не должен предаваться надежде на то, что это ему удастся.  На практике это означает, что любое испытание представляет собой лишь частичное воплощение общей загадки. Иными словами, то, что происходит между Шоном и его братом, — не каприз мгновения, но, скорее, результат чего-то такого, что назревало уже долгое время; вполне возможно, этот процесс продолжался на протяжении всей жизни Шона, а его исход повлияет на всю его последующую жизнь. Это очень важный вопрос, который будет подробнее обсуждаться в следующей главе.

Переходя к третьему постулату,  Шон осознает, что если он собирается решить эту загадку, правильно управляя своим испытанием, то ему необходимо считать самого себя ее частью  и стремиться стать единым с ней.  Во всех учениях нет более ясного указания на то, что человек не может позволить себе индульгировать в своей убежденности в том, что он является жертвой. Иными словами, Шон должен признать, что тоже несет часть ответственности за перемены в настроении и поведении своего брата. Это ничуть не удивительно, так как восприятие и его продукт пребывают в полном взаимодействии — удивительно то, как часто люди упрямо считают себя совершенно невинными жертвами.

…Таким образом, если Шон хочет добиться ясности в отношении того, что на самом деле происходит в его жизни, ему необходимо попытаться выяснить собственную роль в этих обстоятельствах. Иными словами, Шон не может позволить себе погрузиться в чувство собственной праведности и жаловаться на поведение брата; вместо этого он должен слиться с этой загадкой, поскольку только так он сможет понять собственный вклад в происшедшее.

Обращаясь к четвертому постулату,  Шон вспоминает, что основой этой тайны является бесконечная загадка бытия.  Это самое ценное указание, так как в конечном счете все испытания возникают на пути человека для того, чтобы в борьбе за их преодоление он больше узнал о том, кем и чем является на самом деле. Если Шон хочет сместить фокус  и достичь трезвости,  он не может рассматривать действия своего брата с точки зрения того, как брат с ним  поступает; вместо этого он должен видеть в поведении брата то, что брат для него  делает.

Представление о существовании жертв в очередной раз трещит по швам, и место такой жалости к себе занимает поразительное осознание того факта, что, проявляя несправедливость по отношению к Шону, Уиллис в действительности помогает своему брату стать воином. Это не оправдывает действий Уиллиса, но подчеркивает то, что для продолжения жизненного пути и Шону, и Уиллису нужны испытания. В этом смысле никогда не следует забывать о том, что мы просто не можем осуждать других, так как не знаем, кем и чем является другой человек. Таким образом, нельзя говорить, что Уиллис — «плохой парень», так как он делает что-то не так или в каком-то смысле хуже Шона; можно говорить лишь о том, что поступки и поведение Уиллиса по отношению к Шону являются  дурными. Однако поведение самого Шона по отношению к Уиллису не намного лучше, так как, ощущая потребность именно в таком испытании, Шон заставляет своего брата вести себя дурно, то есть неявно оказывается не менее жестоким, чем Уиллис.

Я вновь подчеркиваю тот факт, что это вовсе не значит, что Уиллис имеет право так поступать. То, что он сделал, действительно дурно, и эта ошибка поможет ему усвоить собственный урок. Однако то, что Уиллис совершил ошибку, совсем не означает, что Шон ни в чем не виноват. В действительности, как только Шон приходит к такому пониманию, он начинает видеть, что на протяжении всей жизни он невероятно часто делал нечто такое, что унижало его брата, хотя при этом сам Шон исходил из самых добрых побуждений.

Наконец Шон начинает понимать, что сам вызвал к появлению это испытание; он начинает осознавать, что именно его действия привели к тому, что взаимоотношения между братьями дошли до этой стадии. Применяя принцип зеркала, Шон понимает, что и он, и его брат всегда стремились к высокой самооценке и убежденности в собственной значимости. У Шона это выражалось в Желании быть пресловутым «добрым пастырем» для своего брата, а у Уиллиса — в стремлении быть мятежником, который никогда не ладит с окружающим миром и, в конце концов, пытается обуздать действия своего «доброго пастыря». Хотя стили поведения двух братьев могут показаться очень непохожими, в Конечном счете между ними нет никакой разницы. Смирившись с этим, Шон вынужден признать, что в этой загадке бытия все равны.

Теперь Шон описал полный круг, так как совершенно ясно, что ему предстоит серьезный перепросмотр  своих взаимоотношений с братом, и, разумеется, это вновь направляет его на Восток, к месту перепросмотра.  И все же даже такое вступительное применение четырех постулатов сталкинга  уже приносит Шону намного больше трезвости,  чем прежде. Это невероятно важно, так как следует понимать, что полный перепросмотр  отношений с братом, скорее всего, займет у Шона несколько лет, но в его распоряжении нет такого срока. По этой причине даже те крохи трезвости,  которые оказываются в распоряжении Шона прямо сейчас, невероятно ценны, и, исходя из того, что Шон уже выяснил, он ясно понимает, что они с братом сражаются совсем не за компанию — каждый из них по-своему готовится к битве за собственную самооценку.

В этом и заключается подлинное испытание, настоящая битва, и потому линии напряжения  вокруг Шона должны сосредоточиваться не на том, что делать с материальным достатком, и не на борьбе за власть, а на том, что касается мнения о самих себе обоих братьев».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.