Ночные откровения

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Владимира Лермонтова «Дельфания».

«— Видишь ли, я не взял с собой денег, не думал, что так надолго задержусь. Но, честно говоря, моя самая сокровенная мечта — это вот так жить где-нибудь в лесу или на берегу моря, а может быть, даже на острове, затерянном в океане, вдали от суеты мирской и людской.

Боже мой! Какое счастье: созерцать закаты и восходы, слушать пение птиц, наблюдать за природой, облаками, красотами, в которые каждый день наряжается мир и которые никогда не повторяются. Наблюдать, как растут цветы, вдыхать их аромат, а главное, чтобы у меня внутри, в моей душе воцарился наконец безбрежный покой, как на озере в тихую погоду. И тогда небо отразится в моей душе! — Я прикрыл глаза, пытаясь представить Дельфании как можно более ярче свою мечту, а она лишь засмеялась и сказала:
— Ты прямо поэт, вот-вот заговоришь стихами.
— Ты не понимаешь, Дельфи! — погрустнел я. — Ты странствуешь по морским просторам, наслаждаешься свободой, природой и тебе трудно представить, что такое наша безумная жизнь с тысячами, миллионами своих условностей, обязательств, правил, установок. Я ненавижу учреждения, бумаги, справки, квитанции и так далее. А никуда от этого не денешься. Сколько раз я пытался вырваться на волю так, чтобы напрочь оторваться от цивилизации, но будто неведомая сила вновь и вновь возвращает меня и тыкает носом в то, что более всего я ненавижу. Я чувствую себя бессрочным пленником цивилизации, которая цепко держит меня в своих кандалах. Это прямо-таки проклятие!
— Да нет, Вова, просто ты должен знать, что высшие силы тебя не отпустят, как ты выразился, на свободу, пока ты не сделаешь свою работу среди людей. Потому как всякий человек, который идет духовным путем, свыше получает определенную миссию, ибо Всевышний именно руками этих людей и совершает на земле Свой план. Посему не отчаивайся, ты получишь желанное одиночество и свободу, но лишь после того, как поможешь другим подняться на более высокую ступень духа.

— Ты коснулась, Дельфи, темы, болезненной для меня, ведь ты, я так понял, не хуже меня знаешь, каково сейчас духовное состояние общества, — произнес я и подбросил в огонь несколько палок. — Честно говоря, я разуверился в том, что небесное людям вообще нужно. Знаешь, еще в конце девяностых годов в России был такой подъем, что я необычайно воспрянул духом и поверил, что наша страна действительно пробуждается и начинает новый, подлинно духовный путь. Но потом все это прошло, да и люди постепенно так были зажаты новым, а точнее диким экономическим порядком, что им сейчас не до высших материй, лишь бы, как говорится, на кусок хлеба заработать. А меж тем небольшая кучка людей безмерно обогатилась, и с такой скоростью, что западным бизнесменам и во сне не приснится. Ведь на западе заработать можно лишь на том, что в конечном счете улучшает и развивает их экономику, повышает производство, а у нас все разрушается, а кучка людей обогащается. Так что, Дельфи, я не вижу перспективы.
— Ты не прав, Вова, я знаю ЧТО более всего заставило прийти к такому разочарованию, но поверь мне, в России скоро все изменится. Скорее МОЖЕТ измениться, если те, кто слышит, чьи сердца не затуманены мраком, пороком и невежеством, будут для этого трудиться.
— Я уже все это слышал, — выговорил я с неким раздражением. — И я тоже пытался что-то изменить, но все остается по-прежнему, если не хуже».

«— Ты опережаешь время на семь, а то и на десять лет. Ты, например, что-нибудь делаешь и ждешь от людей, общества реакции, то есть понимания и признания — его нет и ты уходишь в сторону, бросаешь свое дело, думая, что оно никому не нужно и что ты ошибся в правильности своих действий. Но ведь проходит несколько лет, и вдруг то, что ты отринул, становится нужным всем и важным для всех. Вспомни, как ты строил часовни, которые сначала были никому не нужны, а потом стали необходимы всем до такой степени, что тебя даже стали оттеснять от твоего труда.
Я поджал губы, понимая, что она права.
— Так и с твоими книгами, которые, как ты говоришь, никому не нужны, хотя я в это не верю, потому что и сейчас их читают, и уже сегодня, даже, может быть, в этот самый вечер они помогли какому-нибудь человеку найти себя и поверить в доброе и светлое. Если ты бросишь на полпути свое дело, не дождавшись пока оно разовьется и не даст результатов, то ты будешь глупцом, который посадил фруктовые деревья и, не дотерпев до того времени, когда они принесут плоды, оставил их и ушел, почитая, что ждать фруктов — безнадежное занятие».

«— Хорошо, Дельфи, но какова тогда моя миссия?
— Ты должен реализовать свой дар предвидения, но тебе не хватает терпения и если хочешь смирения, чтобы не оставлять начатое, а довести до конца.
— Ты права, Дельфи, я не могу долго ждать, быстро разочаровываюсь, бросаю, а потом смотрю — через пять лет другие на том, что я отставил за невостребованностью, воздвигли такие здания, что мне и не снилось.
— У тебя дар Слова, Владимир, и твоя миссия — писать книги и раздавать людям тепло, радость, надежду. Конечно, идти впереди реальности на несколько лет действительно тяжело, потому что тебя не понимают, не оценивают сразу. Но ты должен смириться, потому что дар не бывает легким, всем провидцам было тяжело и одиноко на земле. И знай, сколько бы ни было книг на прилавках, какими бы они ни были красивыми и мудрыми — твое место никогда и никто не сможет занять. Твое место в мире — только твое и ничье больше, и потому не сравнивай себя ни с кем. И помни, что все подлинно великие дела делаются вначале неприметным образом.

— Ты хорошо говоришь, но твои слова в разум бы богатым, чтобы они больше помогали, ведь для издания книг мне приходится просить, а это так неприятно и унизительно!
— Когда ты просишь, Владимир, представляй, что ты просишь не для себя, а для всех людей, для тех людей, для которых ты пишешь, работаешь, и тогда тебе будет легче. А богатые люди России вскоре поймут и уже начали осознавать всю лукавость приобретенных ими ценностей, потому что деньги не принесли им ни покоя, ни радости, ни счастья, ни удовлетворения. Более того, тот, кто взял больше, чем ему нужно, будет болеть, мучиться и страдать, ибо деньги — энергия, и если ее сверх меры, то она начинает разрушать владельца. Многие состоятельные люди, Владимир, уже начинают понимать, что с ними что-то не в порядке, и это только начало, так как у них начнутся очень серьезные нарушения не только в теле, но и в психике. Если они не одумаются и не отдадут лишнее бедным, малоимущим, и прежде всего детям, а особенно сиротам, то закончат свою жизнь уже не в своем уме и даже не у себя дома, а в лечебницах для душевнобольных. Они нарушили законы мироздания, аккумулировали слишком большую энергию в свою собственность, и эта энергия начинает разъедать их изнутри. Это очень серьезно, Владимир, и поверь мне, что многие вскоре поймут, что их благополучие, власть, сытость — иллюзия, и она начинает разрушаться, рассыпаться, как песочные замки.

— А как же Запад, ведь там собран вообще весь капитал мира, а значит, куда более, чем в России, там нарушены законы мироздания?
— Разве ты не видишь, что Запад в прямом смысле начал вымирать. Женщины там перестают рожать и вскоре вовсе потеряют такую способность. Потому из России так много воруют детей и переправляют их за границу для бездетных семей. Кроме физического вымирания, в первых годах нового тысячелетия на Западе разразится мощный экономический кризис — это будет началом краха цивилизации, основанной на рыночной экономике, так как этот период завершен и человечество должно найти новую, более человечную и духовную форму бытия. Россия и есть та страна, которая откроет всему миру этот новый путь, а самое главное, именно Россия станет мировым родильным центром. Как раз здесь, где мы сейчас с тобой сидим, будет создан и построен один из трех родильных центров. Именно здесь начнет зарождаться новая цивилизация планеты, причем зарождаться она будет и в духовном, а главное, в физическом смысле».

«— На самом деле рождение ребенка — это божественный акт, к которому нужно готовиться всему обществу, а в первую очередь родителям. Древние знали, что от того, как они относятся к рождению детей, зависит их будущее, и они рожали по сути посвященных, то есть детей, которые уже в утробе матери через определенные упражнения и занятия подключались к энергоинформационным каналам вселенной и получали знания, навыки, необычайные свойства, еще не появившись на свет. Для этого была создана особая каста жрецов, которые ведали водными родами и которые знали, каким образом можно развивать ребенка, находящегося в утробе матери. Потому рожденные младенцы могли жить не только на суше, но и в воде. Вода, как я тебе говорила — матрица жизни, сама по себе вода рождает саму жизнь и потому рожать в воде, а особенно в море — значит изначально посвящать младенца в сферу духа, знаний, божественных энергий. Ваше общество настолько развращено, что оно уже не способно воспитать здоровых телесно и нравственно детей, потому для России уготовлен лишь один-единственный путь — рожать посвященных детей, которые станут основой новой цивилизации для всей планеты.

— Почему ты говоришь, что мы не можем воспитывать детей, ведь у нас много людей, наделенных знаниями, многие открывают в себе паранормальные способности?
— Видишь ли, Владимир, древние тоже ведь обладали паранормальными способностями и куда более высоким уровнем, нежели вы, но употребили эти знания в конечном счете во зло. Ведь энергия сама по себе — ни плоха, ни хороша — она просто энергия, однако куда ее направит тот, кто ею владеет, зависит от нравственности человека. У вас сейчас действительно есть люди, умеющие управлять тонкими энергиями, но ведь немало среди них и тех, кто не выдерживает испытания данной властью и скатывается в омут пороков. Это очень опасно, Владимир. — Дельфания взглянула на меня, блеснув глазами. — Это может привести к неконтролируемым потокам энергии, недаром в древности знания получали лишь те, кто проходил определенные испытания. Этих людей специально готовили, укрепляли их дух, очищали сознание от низких помыслов. — Дельфания задумалась. — Но даже эти меры суровой предосторожности не оправдали себя, так как жрецы не выдержали и поддались соблазнам».

«— Вова, мы с тобой из одного мира, просто некоторые вещи для тебя пока непонятны и потому вызывают чувство ужаса. А на самом деле нет ничего сверхъестественного, а есть лишь уровень познания.
— Хорошо, я согласен, но все-таки объясни, как тяжелые предметы, в том числе и тело, становятся легкими, летающими.
— Тебе, наверное, когда-нибудь снилось, что ты летаешь?
— Конечно, и даже не так редко, — оживился я, приподнялся, всматриваясь в лицо Дельфании, которое было едва различимо. — Причем интересно то, что во сне я как бы знаю, как летать. Я делаю какое-то внутреннее усилие и начинаю взмывать вверх, а порой даже снится, что преподаю в школе полетов и даже выступаю на соревнованиях по виртуозности парения. А иногда поднимаюсь так высоко, что город внизу превращается в небольшое светлое пятно. Дух захватывает, ужас и восторг! И чувство полета настолько прекрасно, что невозможно передать.
— Ну, вот видишь! — произнесла радостным голосом Дельфания, потому как понимала, что сегодня немало шокировала меня своими способностями. — В древности люди умели не только летать по воздуху, но жить в воде и проходить сквозь твердые предметы, быть невидимыми, и память об этом хранится в твоих генах и в генах любого человека. Нужно только вспомнить то, что очень крепко забыто.
— Дельфи, но ведь это только сон, какое отношение это имеет к реальности?
— А такое, что ты попробуй наяву вспомнить то чувство, с которым ты во сне отрываешься от земли, пробуди в себе то усилие, какое ты предпринимаешь для полета; и сконцентрируйся на нем.
— Тогда я могу взлететь?
— Естественно! Человек своим сознанием может изменить направленность энергии, и тогда предметы теряют свой вес. Ведь вес — всего лишь сила притяжения земли, но ведь есть и другие силы притяжения — солнца, звезд, галактики. Чем более духовной жизнью живет человек, тем более легким делается, потому что он тянется к небу, солнцу, звездам, Богу и становится под сень высших сил и энергий. Потому святые во время горячей молитвы порой теряют вес и взмывают в воздух. После смерти душа праведника за время чистой и доброй жизни такую обретает легкость, что она без усилий улетает в небеса. Душа же грешника, напротив, становится тяжелой, как камень, и погружается внутрь земли, где бушует огонь, который переплавляет все грехи, пороки, чтобы вновь сделать душу чистой».

«— Есть граница, Владимир, через которую нельзя переступать… Закон невмешательства гласит, что можно помогать людям, предлагая самим выбирать свой путь, но нельзя насильно их толкать в лучшее. Каждый должен выбрать сам… Я знаю, что это выглядит несправедливо с твоей точки зрения, но ведь на земле все трагедии происходят по воле людей. Всевышний может вмешиваться и предотвращать драмы, но тогда человек потеряет свободу выбора, ту свободу, которую ему подарил Создатель в надежде, что человек станет Богу сотворцом на земле. Ведь и Христос пришел на землю не столько творить чудеса, чего от Него более всего ждали люди, а для того, чтобы призвать человечество к правильному выбору своих мыслей, действий, поступков: любви, чистоте, милосердию, царствия небесного. Люди его распяли. Он мог уйти, исчезнуть, раствориться, одним взглядом испепелить своих мучителей, но Он не сделал этого. Он позволил людям выбрать даже собственную смерть.
— Мне кажется, Дельфи, что за две тысячи лет, которые миновали со времени проповеди Христа, на земле ничего не изменилось. Когда я читаю Евангелие, то будто там написано о нашем времени: все так же процветают сребролюбие, неверие, зло и всевозможные пороки. А порой видится, что мы за двадцать столетий нисколько нравственно не улучшились, а напротив, проваливаемся в бездонную пропасть и никакого просвета впереди.
— Я знаю, Владимир, твои разочарования, но мир может измениться, у него сейчас вновь появляется возможность сделать свой выбор — именно для этого и послали меня дельфины к людям. С 2003 года наступает великая эра Водолея, который изображен на астрологических картах как мужчина, льющий воду из двух сосудов: один с мертвой, а другой с живой водой. И это не аллегория, а выражение сути процессов, которые будут происходить на земле в этот период. В эту эпоху действительно на землю с небес прольются потоки жизни и смерти, возрождения и уничтожения. И каждому будет предоставлена возможность выбрать добро или зло, свет или тьму, любовь или ненависть. Тому, кто будет совершать усилия и стремиться к гармонии, совершенству и любви, пошлются свыше новые силы, новое сознание, новый дух. Те же, кто не желает ничего менять, кто возлюбил тьму более, нежели свет, будут уничтожены потоком мертвой воды. Понимаешь, Владимир, — произнесла в задумчивости Дельфания, — Всевышний не наказывает людей. Потому что сами по себе грехи, пороки, злодеяния, нарушение законов мироздания рождают столь мощную разрушительную энергию, которая прежде всего уничтожает сам источник зла и невежества.

— Что же будет, Дельфи? Расскажи подробнее, хотя мне не очень верится, что в мире может действительно что-нибудь измениться к лучшему.
— Ваша цивилизация прошла уже два глобальных цикла. Первый — дохристианский, когда люди постигали Всевышнего чувствами, ощущениями, озарениями. Второй цикл — это период разума, когда на землю пришел Христос и люди познавали Бога умом. В эту эпоху и произошел сильный рывок в области научно-технического прогресса, который, как ты сам видишь, завел вашу цивилизацию в тупик. Не спорю, каждый цикл имел свое позитивное предназначение, как ступени, ведущие к подлинной вершине совершенства. И вот сейчас наступил переломный момент утверждения последней и самой важной для эволюции цивилизации эры — Святого Духа, когда люди призваны открыть в себе подлинные духовные ресурсы, развить высшие сферы своего сознания и ими воспринимать Всевышнего. В этот период будут происходить два совершенно противоположных процесса: темное — будет темнеть и уничтожаться, то есть для этих людей собственно и наступает конец света, а светлое — будет светлеть, то есть для этой части человечества наступает эра всеобщего воскресения. Невежество будет умирать, а все божественное, напротив, будет расцветать и преображаться. Именно эти светлые люди и заложат фундамент самой духовной и просветленной цивилизации на земле. Это будет время, когда люди не будут спрашивать: «Где Бог?». Потому как каждый будет знать и видеть Его, разговаривать с Ним и совершать дела божественные, достойные неба.
— Честно говоря, трудно поверить во все это, — произнес я. — Хотелось бы, Дельфи, очень хотелось, чтобы это было!

— Но самое главное, Владимир, что центральное место в образовании, а точнее зачатии в прямом смысле новой цивилизации посвященных призвана сыграть именно Россия. И это потому, что территория России находится под влиянием и управлением созвездия Водолей. А как я уже тебе говорила, символ Водолея — разделение света и тьмы, правды и лжи, добра и зла. Именно здесь, на побережье от Анапы до Геленджика, будет рождаться новая цивилизация, новая культура, новое сознание. Россия — страна будущего, куда устремятся люди из других стран, потому что только здесь сохранится нормальная жизнь. Уже сейчас люди всего мира чувствуют это, пусть инстинктивно, но все взоры прикованы к России, отсюда ждут того животворящего потока сил, энергий, духа, который выведет все человечество из тупика, из духовного, материального и экологического кризиса, в котором оказалась цивилизация. Россия сбросит все вуали иллюзий, создаваемые разумом, которые закономерно привели все человечество к плачевному итогу. Россия откроет землянам новый путь к эре подлинного благоденствия и процветания, из России пойдет радикальное обновление и одухотворение всего мира».

«— Так что ты живешь, Владимир, в эпицентре зачатия глобальных процессов. Здесь начинает зарождаться своеобразный смерч, в котором сошлись в схватке два потока — свет и тьма, огонь и лед, истина и ложь. Отсюда два рукава — живой и мертвой энергии будут раскручиваться и расходиться по всей России и всей земле: уничтожая все невежественное и воскрешая все устремленное к свету и небу. Кто тянется к совершенству, тот поднимется на еще больший уровень света; кто мешает эволюции, быстро исчерпает ту меру зла, которую он творит на земле, и будет уничтожен своим же злом.
Дельфания замолчала, давая мне осмыслить сказанное. Я силился представить, что нахожусь в эпицентре рождения новой цивилизации, потому как вокруг была полная тишина, слегка бродил легкий ветерок, иногда кричала ночная птица. И тоска незримо проникала в мою душу, как утренний туман вползает в ущелье.
— Сколько раз в своей жизни, Дельфи, я верил, что наконец-то все изменится, человечество преобразится, и мы все станем жить лучше, но всякий раз меня постигало глубокое разочарование и надежды мои рушились.
— Нельзя изменить мир, Владимир, не изменив себя. Я знаю, что в своей жизни ты не раз делал попытки создания в лесу, в горах обители, общины, где люди жили бы в согласии с природой, космосом, своим высшим «Я». То, что ты считаешь неудачами, — на самом деле тот драгоценный опыт, который поможет сотням и тысячам других людей. Ты идешь впереди, и то, что для тебя привычно и обыденно, другими только начинает постигаться. Я знаю, как ты рвешься вперед, но нужно уметь и оборачиваться назад, возвращаться в прошлое, чтобы найти общий язык с людьми, а самое главное, понять, на каком уровне сознания находятся окружающие тебя люди, дабы, во-первых, не мерить их по себе, во-вторых, находить с ними общий язык, а в-третьих, помочь им в их эволюции».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Владимира Лермонтова «Дельфания» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.