Новые условия

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Туманы знания драконов».

«НЕЛЬЗЯ ДОБИТЬСЯ ВЛАСТИ НАД СНОМ, НЕ ПРОСНУВШИСЬ. ПРОСНУТЬСЯ ОЗНАЧАЕТ ЗНАТЬ, ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ ЯВЛЯЕТСЯ КАЖДАЯ ГРАНЬ ЖИЗНИ.

ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ТАКОГО УРОВНЯ ТРЕЗВОСТИ, СЛЕДУЕТ ПРОВЕСТИ ПЕРЕПРОСМОТР ВСЕЙ СВОЕЙ ЖИЗНИ — ОТ ТЕКУЩЕГО МГНОВЕНИЯ ВСПЯТЬ, ВПЛОТЬ ДО САМОГО МИГА РОЖДЕНИЯ. БЕЗ ПОДОБНОЙ ТРЕЗВОСТИ ЧЕЛОВЕК ВСЕГДА БУДЕТ ВЕСТИ СЕБЯ КАК КЛОУН, ПОСТОЯННО ПОВТОРЯЯ СОБСТВЕННУЮ ГЛУПОСТЬ.

Если человек стремится к разумному сотрудничеству со  своим сновидящим,  ему необходимо осознать, что тот сон, который ему так долго снится, является не реальностью, а иллюзией, поддерживаемой социальной обусловленностью. Однако именно в этот момент большая часть людей, ранее выражавших желание стать воинами, внезапно разворачивается и уходит от возникшего испытания. Обычно человеку чрезвычайно трудно смириться с тем, что все, во что он верил, ради чего трудился и на что надеялся, представляет собой иллюзию; нелегко даже принять это в качестве допустимой гипотезы. Но и среди тех немногих, кому хватило смелости открыто столкнуться с этим испытанием, остается лишь горстка людей, имеющих то, что требуется для овладения Путем Воина. Причина такого положения вещей довольно проста: люди не хотят меняться. И действительно, неужели каждый должен меняться лишь потому, что некто объявляет себя Нагвалем и твердит, что перемены необходимы?

ПУТЕМ ВОИНА МОЖНО ОВЛАДЕТЬ ТОЛЬКО В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ЭТО СТАНОВИТСЯ ВОПРОСОМ ЖИЗНИ И СМЕРТИ.

Легко понять, что, пока люди вполне обоснованно довольны тем, как развивается их жизнь, у них не может возникнуть веских поводов что-либо менять. Вместо этого большая часть людей предпочитает просто знакомиться с новыми способами сделать свою жизнь богаче. Существует огромное число людей, которые совсем не против обрести силу  и способности воина, но только как некие дополнительные преимущества, обогащающие их текущую жизнь. Однако нельзя добиться силы  воина, не став воином, а для того, чтобы стать воином, необходимо полное преобразование острова тоналя.

Подвергнуть себя полному преобразованию готовы только те, кто честно признаются самим себе, что им уже нечего терять. Однако человеку всегда есть что терять, и потому ученики сопротивляются переменам, но такое сопротивление означает, что они неосознанно цепляются за прежний образ жизни.

Именно по этим причинам нагвали никогда не торопятся брать в ученики первого встречного, тем более что обычный срок ученичества составляет от пятнадцати до двадцати лет. Таким образом, прежде чем вложить в ученика время и энергию, Нагваль должен убедиться — во всяком случае, настолько, насколько это возможно, — в том, что у этого ученика есть все необходимое для успешного обучения.

Эти вопросы очень тесно связаны с рассматриваемыми в данный момент фрагментами учений и с нашей эпохой в целом. В прошлом, когда основная задача каждого Нагваля заключалась в сбережении учений, обеспечение продолжения своей линии передачи было для него жизненно важной задачей. Невозможность найти подходящую смену для его собственной группы означала, что сберегаемые группой знания будут просто потеряны. В связи с этим часто задают вопрос о том, почему Толтеки никогда не записывали свои учения. Однако я надеюсь, что к настоящему времени у читателя уже возникли пусть даже туманные представления о том, почему этот вариант никогда не считался приемлемым.

Прежде всего, следует осознать, что мы просто не в состоянии должным образом выразить большую частью учений на словах; во-вторых, Путь Воина является путем практики — если бы учения были просто записаны в книгах, со временем они оказались бы застывшими и устарелыми. Единственный способ сохранить жизненность и практичность учений, а также их согласованность с эволюцией — это обеспечить такие условия, в которых каждое новое поколение развивало бы свои знания, живя как воины, и, в свою очередь, проводило бы обучение очередного поколения. Если бы учения передавались в письменном виде, они, без сомнения, оказались бы потерянными и забытыми уже тысячелетия назад — не осталось бы ни одного воина-Толтека, а человечество так никогда и не узнало бы, что когда-то у него было наследие.

Поскольку сегодня человечество достигло совершеннолетия и готово вступить в права владения своим наследием, вся ситуация коренным образом изменилась. Тот факт, что ныне учения начинают передаваться в письменной форме, стал возможным благодаря достаточному числу людей, которые способны взять на себя заботу об учениях и непременно сделают это. Соответственно, нагвалям уже совсем не обязательно поддерживать жизнь своих линий передачи, так как основополагающая цель существования таких линий уже достигнута. Толтеки без искажений донесли до человечества доверенные им сокровенные истины, и в настоящий момент времени исполняют свой последний долг перед людьми, передавая человеку то, что принадлежит ему от рождения. Роль хранителей человеческого наследия, которую Толтеки так долго исполняли, уже закончена, и потому новых линий передачи уже не будет.

Эти разительные перемены имеют множество следствий, но они станут понятными в ходе дальнейшей передачи учений. Единственным следствием, которое непосредственно связано с рассматриваемым в данный момент разделом учений, является тот факт, что сейчас Толтеки во многих отношениях вновь возвращаются к своей исходной роли в жизни человечества с тем лишь исключением, что теперь они не будут думать за людей, но станут только их наставниками и советниками. Человечество приблизилось к часу силы,  и если человек хочет заявить свои права на силу,  ему придется с полной ответственностью отнестись к факту своего совершеннолетия и к тому, что теперь ему предстоит думать и действовать самостоятельно. Толтеки продолжат играть свою роль проводников на пути, но бремя ответственности за поиски этого руководства опустится на самого человека. Миновали те дни, когда Толтекам приходилось сохранять наследие человека в неприкосновенности. Если теперь люди растратят свое наследие, то есть не воплотят на практике и позабудут то, что им вручается, или не станут искать руководства в отношении лучших способов использовать это наследие и тем самым им злоупотребят, в этом будут виноваты они сами и только они.

Хотя прежде для того, чтобы обеспечить сохранность учений на протяжении всей линии передачи, Нагвалю всегда приходилось убеждаться в том, что его ученики обладают всеми необходимыми для превращения в воинов качествами, сейчас ситуация изменилась. Современные нагвали уже не обязаны поддерживать свои линии передачи, то есть им уже нет нужды подыскивать пригодных преемников. Иными словами, хотя Нагваль по-прежнему обязан направлять людей к свободе, ничто не заставляет его ни иметь личных учеников, ни беспокоиться о том, обладают ли те, кто явился за его наставлениями, необходимыми для успеха качествами. В свою очередь, это означает, что теперь Нагваль может позволить себе стать еще более придирчивым в выборе учеников, так как даже полное их отсутствие уже не будет иметь никакого значения.

Что касается моих книг, то следует подчеркнуть очень важный факт: я ни в коей мере не несу ответственности за то, как поступит читатель с переданными ему учениями. Сейчас появилась возможность, какой не возникало прежде: учения записываются в письменной форме и ими может воспользоваться любой, кто только пожелает. Однако условия превращения в воина ничуть не изменились, за исключением того, что теперь этого можно добиться с помощью письменных наставлений, а не только благодаря устным указаниям нагвалей.

То, что теперь учения доступны каждому без каких-либо различий, просто прекрасно, но я был бы несправедлив к читателю, если бы не предупредил его о скрытой западне этой новой ситуации. Опасность кроется в вере человека в то, что он имеет право изменять правила так, чтобы они согласовывались с его целями. Потворствовать подобному убеждению означает попусту тратить время и силы. Позвольте мне еще раз сказать о том, что, не став воином, нет никакой возможности обрести умения, способности и силу  воина. Считать, что можно дополнить чертами воина прежний образ жизни, — все равно что надеяться стать чемпионом мира по теннису, не посвятив этой игре всю свою жизнь, свою карьеру и самого себя.

Сегодня воином может стать каждый, но только в том случае, если он удовлетворяет требованиям совершеннолетия. Однако это ничуть не мешает людям извлекать из учений только то, что они сочтут полезным или обогащающим. Вообще говоря, в этом нет ничего плохого — напротив, это стоит поощрять, добиваясь, однако, понимания, что отсутствие готовности к переменам и желание взять только то, что нравится, никогда не сделает человека воином. Такого человека можно сравнить с теннисистом, который учится играть не для того, чтобы стать чемпионом мира, но только ради удовольствия и обогащения своей жизни. Глупо надеяться на то, что средний теннисист сможет состязаться на мировом первенстве; не менее глупо считать себя способным на то, что может воин, если при этом человек не является воином.

Даже если кто-то окажется настолько нечестным перед самим собой, что сотню раз на день будет называть себя воином, у него нет никакой возможности подделать безупречность  духа воина или притвориться, что он обладает силой.  Рано или поздно поступки человека покажут, что все это — просто глупый фарс».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.