Обращение к чувствованию

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Туманы знания драконов».

«Вполне понятно, что, продолжая разработку своей стратегии, Шону следует обратиться к третьем постулату.  Напомним, что этот постулат  гласит: воины считают самих себя частью этой загадки —  этот факт уже отмечался в разговоре о зеркалах.

Однако, помимо этого, в постулате  говорится и о том, что воины становятся едиными с ней.  Это чрезвычайно важно, поскольку, как уже упоминалось ранее, человек получает надежду на разрешение этой загадки, только погружаясь в нее целиком. Причина заключается в том, что, когда дело касается загадки бытия, рациональный ум почти не приносит пользы, и потому человек должен опираться на чувствительность;  с другой стороны, практически невозможно почувствовать нечто,  не погрузившись в него. На важность обращения к чувствам указывает и тот факт, что при работе с третьим постулатом  человек обращается к Югу — как известно из книги «Крик Орла», эта сторона света связана с иррациональным, и потому требует чувствования,  а не рационального ума.

Шон обнаруживает, что ему не так уж легко отбросить обычную рациональность и обратиться к чувствованию,  так как он всегда был достаточно традиционен и широко опирался на рациональный ум. Обращение к чувствованию  представляет собой то, что называют умением слушать свое сердце —  сложное умение, которое редко удается развить быстро и без труда; к счастью, в распоряжении Шона есть третий аспект правила сталкера.  Этот принцип будет подробно исследован в следующей главе, но сейчас, при изучении того, как воин разрабатывает свою стратегию, необходимо кратко его коснуться.

Третий аспект правила сталкера  гласит: воин всегда готов сразиться насмерть прямо здесь и прямо сейчас.  Раздумывая об этом, Шон обнаруживает, что в действительности не так уж трудно отбросить в сторону все свои рациональные рассуждения о том, как ему лучше всего справиться со сложившейся ситуацией. Для этого понадобилось всего лишь сосредоточить свое внимание на том факте, что ни один человек не имеет гарантий долгой жизни и потому подлинной важностью обладает только текущее мгновение. По этой причине, едва только Шон задается вопросом о том, чего он захотел бы больше всего, если бы эта минута была последним мигом его жизни на свете, Шона внезапно охватывает весьма странное чувство, вызывающее почти непреодолимое желание освободиться от близких отношений со своим братом.

Сначала Шон не может сообразить, что именно означает переживаемое им чувство, и все же он уверен в одном: ему определенно хочется окончательно разорвать отношения с Уиллисом. Однако, если Шон собирается освободиться от этих отношений, ему придется тем или иным образом заявить свои права на силу.  Это ничуть не удивительно, так как при работе с третьим постулатом  Шон обратился к Югу, который является не только местом тепла, но  и местом силы.  Эта особенность характерна для всех стратегий, разрабатываемых воином, поскольку в конечном счете единственная цель всех испытаний заключается в том, чтобы предоставить человеку возможность заявить права на силу  и при этом возвысить себя.

Размышляя над тем, как лучше всего заявить права на силу  именно в этой битве, Шон вспоминает, что его подлинное сражение заключается в необходимости наилучшим образом воспользоваться этой возможностью, чтобы начать превращать свою заниженную самооценку в достоинство. Однако рациональный ум здесь не приносит особой пользы, так как рациональность способна направлять Шона лишь в том, что ему уже известно, то есть она могла пригодиться, если бы он принял один из общеупотребимых вариантов. Но мы уже убедились, что в данном сражении ни один из них не пойдет Шону на пользу. К этому заключению Шон приходит с помощью третьего постулата,  но, чтобы закончить разработку своей стратегии, ему предстоит столкнуться с новым испытанием — найти тот вариант, который пока ему совершенно не известен. При встречах с непознанным также необходимо пользоваться чувствованием,  и это означает, что теперь Шон должен обратиться лицом к Западу, месту чувствования,  и воспользоваться четвертым постулатом сталкинга.

Обернувшись к Западу, Шон быстро осознает: поскольку эта четверть связана со стиранием личной истории,  это подразумевает, что его стратегия должна в той или иной мере стать упражнением по стиранию личной истории.  Это прозрение становится для Шона невероятно глубоким, так как теперь он понимает, что именно личная история —  которая, как поясняется в «Крике Орла», и является нашей самооценкой — становится самым крупным препятствием в жизни человека. Это особенно справедливо для текущего момента жизни Шона, так как сейчас он по-настоящему страдает от последствий своего заниженного мнения о себе. Однако необходимо отдавать себе отчет в том, что личная история  крепко приковывает даже людей с правильной самооценкой к их взгляду на мир, и потому ее можно обнаруживать у самых корней любого жизненного испытания. Единственный способ преодолеть свои испытания и разрешить загадку собственного бытия заключается в стирании личной истории  с целью остановки мира.

Пока человек не остановит мир,  загадка бытия будет ускользать от него, испытания будут казаться ему тяжким бременем, а жизнь в целом — скучным и безотрадным явлением в рамках обыденного мира».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.