Попытаемся еще

Данная сказка построена на основе выбранных цитат из книги Сатпрема «Гринго».

«Это было однажды, сто миллионов лет назад, после множества попыток и множества потраченных впустую слов:

горе и радость, сказанное мастерство и исполинский крах надежд, и еще такая тихая радость, которая растет и растет, как тайный цветок всех миров и звезд. Миллион этих звезд, миллион этих миров и непрерывный труд едва заметного продвижения вперед человека или птицы, или розовой игуаны на берегу стремительного потока, или не родившегося еще вида под взглядом огромных, тревожных звезд.
Обыкновенный человек, будешь ли ты именно тем, для кого была затеяна эта великая игра, для кого эта нежная радость облачается в миллионы страданий и драгоценных уборов, или твой путь должен будет опять повториться сначала под огромными неудовлетворенными звездами?
И еще раз это было сто миллионов лет назад: пришли и ушли пророки; неопровержимые истины; торжество золота и стали; спасение на других планетах; маленькие дети, которые умирают и умирают — но об этом позже. Позже.
Когда же?
Сказка всех сказок, вот же она, наконец, здесь.
Или ее никогда тут не будет… никогда?
Совсем юный побег, цепляющийся за утес, нежный и зеленый, подобный грозди звезд в кипении бурного потока, вдыхающий воду и свет, забавляющийся и играющий не для чьего-то развлечения, но для любого, когда-либо родившегося, колибри, для любого прохожего — безупречно зеленый… «Еще, еще», — нашептывает он. — «Всегда, всегда», — наслаждаясь прохладной водой, убегающей к морю.
Для этой ли маленькой зеленой водоросли вращаются галактики?
Они вращались, они всегда будут вращаться. Но когда же они будут делать это только ради счастья простого человека?
И Земля сказала: «Попытаемся еще!»
И ИГРА ВОЗОБНОВИЛАСЬ…».

«Итак, на сумрачном антарктическом континенте дрожала Земля. Фонтаны огня били ключом, достигая неба, и крики птиц и обезьян смолкли в свинцовом молчании в то время, как грозовые тучи, изрыгавшие дождь и молнии, сразу окутали зеленые холмы покрывалом; Земля отправилась в путь.
Она принялась скрипеть, как гигантский корабль из лопнувшего базальта, завибрировала, изрыгнула из тысяч, внезапно разверзшихся, трещин, шипение разъяренной лавы и кипящей воды. Она медленно повернулась на своем гранитном днище, оставляя в гавани окаменевшую Австралию и вышла в пенную пустыню открытого моря.
Быть может, какая-то забытая чайка издала последний крик среди обезумевшего старого мира.
Земля скользила среди голубых вод, оставляя за собой цепочку затонувших изумрудов.
Обломки этого мира пошли ко дну со своим содержимым, вместе с шаткой мудростью и вызывающими победами, тогда как маленькая зеленая водоросль, уцепившаяся за утес и, быть может, несколько человек с огромными мечтательными глазами дрейфовали на поверхности гладкой и розовой Индии к варварскому континенту.
Звезды вращались, как обычно, безмятежные годы и эры напролет.
В мощном, утробном ликовании океана, огромный плот не заметил потери обломка — шумящей и тяжелой Африки, обремененной грохотом и молниями, но с робкой, как взмах крыла, надежной. Курс был на Восток, все время на Восток.
Америке, подобно огромной зеленой акуле, была предоставлена возможность прясть в буйстве вод серебряную оконечность материка. Это произошло за сто миллионов лет до нашей эры или после нашей эры, после стольких прошедших эр, жестоких и жаждущих, тревожных, движущихся вперед, только вперед, к человеку или игуане, которые будут наделены умиротворенным сердцем, быть может, новым сердцем, которое вместит в своей чуткой ткани все звезды и их истории.
Какова же тогда цель великого странствия после стольких страданий, и погибших надежд? Во имя чего смерть маленьких детей? Во славу какого неба, какого Бога, какой догмы, какой гробницы доисторической мудрости или неоспоримой энергии? Где же Земля? Где же Земля маленькой, зеленой водоросли, безупречно зеленой и прелестной. Где Земля простого человека и других существ на берегу огромного и бурного потока?
Последним усилием огромный плот вклинился в отмели Тихого океана, вызвав стихийное бедствие из бушующей морской пены, подобно спокойному и бесстрастному взгляду Гималаев, соглашаясь навечно на медленный труд среди приглушенных криков обезьян и алчущих людей, ради новой радости.
Еще один раз история началась сначала».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Сатпрема «Гринго» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.