Самоограничение и контроль

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Крик Орла».

«Именно потому, что люди не видят или не чувствуют необходимости изменить свою жизнь, дело обычно заканчивается поисками так называемого духовного пути.

Такие люди часто испытывают потребность внести в свою жизнь некую духовность. Однако к какому бы учению они ни прибегали, оно становится лишь дополнением их прежней жизни. Путь Воина никогда не становится дополнением — сама его природа требует полной самоотдачи, настоящей трансформации ученика.
Поскольку речь идёт о полной самоотдаче, то следует пояснить, что воины не идут по пути самоограничения. Быть воином означает полностью контролировать все свои действия — ментальные, эмоциональные и физические. Поэтому ученикам очень редко навязывают особую дисциплину; это означает, что ученики Пути Воина могут продолжать любую общественную или привычную деятельность, которая им нравится — к примеру, курить, пить спиртное или есть мясо, — если только при этом они всегда полностью контролируют этот выбранный ими вид деятельности. Главными остаются понятия выбор и контроль.

ВОИНЫ НИКОГДА НЕ СТАНОВЯТСЯ ПАССИВНЫМИ УЧАСТНИКАМИ. ЕСЛИ ВОИН РЕШАЕТ ЗАНЯТЬСЯ ЧЕМ-ТО, ТО ЭТО ДЕЛАЕТСЯ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО СОГЛАСУЕТСЯ С ЕГО СТРАТЕГИЕЙ.
Таким образом, если воин пьёт спиртное, то не для того, чтобы напиться и избежать ответственности за свою жизнь, и не для того, чтобы набраться смелости перед неприятным столкновением, но лишь по той причине, что ему нравятся некоторые напитки и он достаточно владеет собой, чтобы не позволить своим способностям притупиться или угаснуть под воздействием алкоголя. Другими словами, воин делает выбор и пьёт не больше той дозы, при которой способен контролировать себя. Воин никогда не позволит себе ни дойти до того момента, когда он теряет контроль, ни пить для того, чтобы избежать ответственности или вызова. То же справедливо и для всех прочих сфер деятельности воина.

Этот принцип чрезвычайно важен по двум причинам. Во-первых, люди действительно могут почувствовать себя намного лучше, ограничивая себя и отказываясь от чего-либо, — при этом они убеждают самих себя, что такое самоограничение укрепляет их духовность. К примеру, некоторые люди не едят мяса, так как считают, что не имеют права убивать животных ради пищи. Такие люди становятся вегетарианцами, совершенно забывая о том, что растения тоже являются формой жизни, что даже питьевая вода и воздух, которым мы дышим, наполнены живыми микроорганизмами. По этой причине ссылаться на то, что животных нельзя убивать ради пищи, совершенно бессмысленно; разве есть разница между убийством человеческого существа, животного, растения или микроорганизма? Убийство остаётся убийством на всех уровнях существования. Более того, сила постановила так, что все формы жизни во Вселенной питаются другими формами жизни. В этом отношении, воин предпочитает не питаться человеческими существами не из-за моральных проблем, связанных с поеданием человеческой плоти, а по причине всеобщего закона, согласно которому ни один вид существ не питается представителями своего вида. Хотя в природе встречается и такое, подобное питание является извращением, результатом временной неуравновешенности того или иного рода.

Самоограничение не является показателем духовного развития — напротив, это признаки грубого самообмана и чувства собственной важности. Такое поведение вызывает у людей чувство, что благодаря самоограничению они поднимаются на некую более духовную позицию, чем весь остальной мир. Однако следует внимательно различать акт самоограничения и то, что является результатом личного предпочтения. Вернёмся к примеру вегетарианства: есть вполне естественные вегетарианцы — люди, которые просто не любят вкус и своеобразие мяса. Они просто предпочитают не есть мяса, точно так же, как некоторые предпочитают земляничный коктейль шоколадному; однако это совсем не означает стремлений к повышению духовности.

Во-вторых, для того чтобы быть воином, человек должен всё время, в любой сложившейся ситуации вести себя как воин. Это ещё одна причина того, почему воин не может вести жизнь отшельника — настоящее испытание воина кроется в его способности безупречно охватить всю жизнь. Не так уж трудно быть духовным, разговаривая со священником в церкви, но всё обстоит совсем по-другому, когда ваш сосед на полную мощность включает свой «hi-fi». Очень легко придерживаться принципа братской любви во время медитации, но намного труднее делать это всё время, весь день, особенно в тех случаях, когда некоторые из ваших братьев проявляют к вам отнюдь не братские чувства.

Воин вообще не должен себя ни в чём ограничивать, так как во всём он видит возможность проверить себя и увеличить свою личную силу путём преодоления любого испытания, с которым он сталкивается. Именно по этой причине говорят, что Путь Воина — не упражнение в духовном развитии. Это совсем не значит, что воин — не духовное существо, так как на самом деле он является им, не стараясь при этом быть духовным. Для воина бессмысленной является сама идея о том, чтобы стараться стать духовным, — по той простой причине, что ему прекрасно известно, что в действительности он представляет собой как дух, так и тело, нагваль и тональ. Воин знает, что он — его сновидящий, проявляющийся на физическом плане, и потому ведёт жизнь духа, накапливающего опыт на физическом плане. Простыми словами, воин в равной мере связан и с духовным, и с земным, он не разделяет их, так как знает, что, в сущности, они одинаковы и представляют собой два противоположных проявления единой жизни.

Для воина быть «духовным» — та же ошибка, что и посвятить себя удовлетворению исключительно земных стремлений. Воин может быть духовным не в большей мере, чем материалистичным. Воин не разделяет своих подходов к жизни и не может сказать: «Это для духа, а это для тоналя» или «Это для Бога, а это для меня». Воин живёт как воин целый день, каждый день и полностью наслаждается этим процессом, поскольку он — свободное существо, ничем не одержимое и ничему не подчиняющееся.

В завершение нашей эпохи величайшим вызовом для воина является умение страстно любить жизнь и всё, что она ему предлагает, но одновременно оставаться свободным от неё. Самое прекрасное для воина — быть живым, но при этом он не питает отвращения к смерти. Воин радуется, когда его любят, но для радости ему не обязательно нужно быть любимым. Когда воин видит летающую в его саду прекрасную бабочку, он наслаждается её красотой, но не испытывает потребности поймать её, чтобы вложить в свою коллекцию. Когда воин слышит пение птиц, он присоединяется к этой песне; увидев умирающее в пасти ящерицы насекомое, он ощущает и мучения насекомого, и торжество ящерицы.

В конечном счёте подобного не может достичь никто из тех, кто изолирует свои духовные переживания от повседневной жизни. Эти два направления представляют собой одно и то же и естественным образом пребывают в постоянной гармонии, одно в другом. Всё живое взаимосвязано и непрерывно взаимодействует благодаря своей взаимозависимости. Растение не сможет вырасти без дождя, но для того, чтобы он пошёл, нужны солнце, облака и деревья».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.