Сила желания

Данная сказка построена на основе выбранных цитат из книги Макса Фрая «Сновидения Ехо 6 – Отдай мое сердце».

«Похоже, теперь только от меня зависело, застрянем мы в этой вечности навсегда, или все-таки куда-нибудь попадем.

И куда именно – это тоже было исключительно моей проблемой. Гэйшери находился рядом и ждал; по идее, в Хумгате нет вообще ничего, включая путешествующих через него странников, но я как-то очень убедительно, всем несуществующим телом, ну или просто всей искрой сознания чувствовал его нетерпение и любопытство. И полное доверие к происходящему в целом и лично ко мне – а ведь как только что ругался. И в глаз пообещал дать.
Пришлось собраться – это потребовало почти панического усилия воли – и позволить одной из бесконечного множества реальностей, существующих и только желающих осуществиться, забрать нас обоих себе. В таком деле главное не перепутать, но что-что, а уж эту реальность, свою родину, то ли подлинную, то ли мнимую, данную мне в чрезвычайно достоверных воспоминаниях, я отличу от любой другой даже в бредовом сне, на который сегодняшний день становился похож все больше и больше, хотя, казалось бы, куда еще.

Награда воспоследовала незамедлительно: я тут же обнаружил под своей задницей твердый стул. Надо сказать, крайне умиротворяющее ощущение. К стулу, как выяснилось буквально секундой позже, прилагался не менее твердый пол, а также оранжевый потолок, белые стены, изрисованные какими-то причудливыми схемами, окна, за которыми проезжали автомобили, заставленный грязной посудой стол и ликующая улыбка сидящего напротив Гэйшери. В интерьере маленькой городской кофейни он, носатый, всклокоченный, закутанный в серое лоохи, смотрелся как черт знает что. Я, надо понимать, выглядел не лучше. И думал сейчас только об одном: надо срочно отсюда удирать. Ну или готовиться отвечать на вопросы, стараясь при этом никого не убить. Люди не виноваты, что внезапно возникшие невесть откуда придурки, закутанные не то в занавески, не то в покрывала, пробуждают в них естественное любопытство. Я бы сам на их месте сейчас, разинув рот, глазел.
– У меня нет местных денег, – сказал я своему спутнику. – А за счет Короля тут вряд ли наливают, поэтому…
Однако в этот самый момент на столе перед Гэйшери появился белый картонный стакан, до краев наполненный кофе, судя по цвету, сильно разбавленным молоком. Просто появился, и все. Притянутый, надо думать, силой его желания, как я четверть часа назад. Вот это, я понимаю, мастер. Куда уж мне с моим жалким «рано или поздно, так или иначе». Можно начинать рыдать от зависти.
Но рыдать я не стал.
Вместо этого попросил:
– Оставьте попробовать. Понятия не имею, почему мы оказались именно здесь; реальность вроде какая надо, но это место – я имею в виду кофейню – мне не знакомо. Хотя бы пойму, хорош ли у них кофе. Бесполезная информация лучше, чем вовсе никакой.
– Лично мне очень нравится, – объявил Гэйшери, протягивая мне картонный стакан. – Не так горько, как было у вас.
Я не стал говорить Темному Магистру, что настоящим кофейным гурманом ему никогда не стать. Нравится человеку полное фуфло – вот и славно. По крайней мере, обойдется без скандала. Куда нам сейчас еще и скандал.

– Лично мне, чтобы попасть в Хумгат, нужно выйти в какую-нибудь дверь с закрытыми глазами, – сказал я, возвращая ему стакан с остатками кофе. – У вас, как я убедился, с этим гораздо проще. Допивайте и пошли домой. У меня куча дел. Если вам интересно, сами потом сюда вернетесь. Я вам даже подходящий костюм…
Я не успел произнести: «одолжу».
Обратный путь занял всего какую-то долю секунды. Я еще не успел понять, что происходит, а у меня под ногами уже возник твердый, надежный пол моего кабинета. Я был готов расцеловаться с каждой половицей, но вместо этого просто на них сел. Говорят, в ногах правды нет, однако в моих ногах внезапно образовалась какая-то крайне неприятная правда, иметь дело с которой я пока не был готов.
– Спасибо за предложение, – вежливо сказал Гэйшери. – Но вряд ли я в ближайшее время захочу им воспользоваться. Странное место. Материя там какая-то очень уж тяжелая и плотная. И воздух слишком густой. А я люблю, когда легко дышится. Но все-таки кофе – отличный напиток, выше всяких похвал. Теперь знаю, откуда его таскать. И вас по этому поводу больше не побеспокою.
– Мне на самом деле совсем нетрудно угощать вас, чем захотите, – откликнулся я. И лег на пол, не в силах совладать с головокружением.

Странно вообще-то. Обычно путешествия между Мирами идут мне на пользу, а тут вдруг так позорно расклеился. От неожиданности, что ли?
– Вы в порядке? – спросил Гэйшери. До него, похоже, начало доходить, что я не просто ради удовольствия на полу валяюсь.
– В полном, – соврал я. И, подумав, признался: – Только голова кружится. Не знаю почему. До сих пор от прыжков через Хумгат сил у меня только прибавлялось.
– Это потому, что вы пошли не по своей воле. Я вас туда потащил, не спросив. А чужой воле вы сопротивляетесь, даже когда ничего нежелательного лично для вас не происходит. Просто потому, что воля не ваша. Вы очень упрямый. На самом деле для магии это отлично; вам наверняка часто говорят обратное, потому что с упрямцами крайне неудобно иметь дело – так вот, никому не верьте, прекрасное свойство характера, я сам такой. Но иногда случаются небольшие накладки – вот как сейчас. Ничего, я все исправлю… если вы разрешите. А то, чего доброго, сделаю только хуже.
– Разрешаю, – милостиво промолвил я.
А если смотреть правде в глаза, жалобно пролепетал. Из последних сил.
И тут же испытал ни с чем не сравнимое желание трижды перекувыркнуться через голову и подпрыгнуть до потолка. Но благоразумно ограничился первым пунктом. Даже частью первого пункта. Всего один раз перекувыркнулся и сразу же встал на ноги, как взрослый серьезный человек.

– Круто! А что это было? Ваше Благословение?
– К вам бы я поостерегся его применять, – усмехнулся Гэйшери. – И вашим друзьям отсоветовал, уж не обижайтесь. Вы и без того постоянно пребываете в таком состоянии, словно вас кто-то очень крепко, можно сказать, беспощадно благословил. А сейчас просто вернулась ваша собственная сила, потраченная на сопротивление. Я всегда присваиваю чужую силу, впустую разбазаренную в моем присутствии; при удобном случае отдаю, нет – оставляю себе. Не то чтобы своей не хватало, просто жалко, когда добро пропадает. Я вообще довольно хозяйственный, вопреки бытующему среди обывателей мнению, будто посвященные в высшую магию со временем становятся крайне непрактичными и нерасчетливыми людьми.
Он тут же наглядно продемонстрировал свою хозяйственность, добыв буквально из воздуха – красивый жест, я так пока не умею, мне обязательно надо куда-нибудь спрятать руку – два белых картонных стакана. Один протянул мне. Сказал, сияя от гордости:
– Теперь я могу вас угощать!
Я – очень плохой актер. Базилио с помощью леди Тайяры наверняка смогла бы вывести формулу, доказывающую, что мои способности к лицедейству – не нулевая, а отрицательная величина. Но тут собрался с силами и сумел таки изобразить самое настоящее удовольствие от дрянного, в сущности, латте с каким-то ягодным сиропом. Так вошел в роль, что практически его испытал. Гэйшери, понятно, страшно подумать насколько старше и опытней, но кофе из Щели между Мирами достал впервые, а значит, находился под защитой главной и чуть ли не единственной статьи моего внутреннего уголовного кодекса, строго-настрого запрещающей критиковать новичков.
– Мне понравилось путешествовать с вами через Хумгат, – неожиданно сказал Гэйшери. – Вы забавный».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Макса Фрая «Сновидения Ехо 6 – Отдай мое сердце» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.