Снайперы смерти

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Крик Орла».

«Очень важно понять, что всё, что мы делаем в жизни, на самом деле представляет собой акт выживания в том или ином виде.

Чем бы мы ни занимались — работой ради заработка, отдыхом по выходным, чтобы снять стресс, прогулкой по пляжу, чтобы обуздать порывы эмоций, — мы постоянно боремся за выживание наших физических тел, за наше здравомыслие, за наше эмоциональное самочувствие. Неспособность выжить — это синоним всевозможных смертей, ведь живое существо может умереть множеством различных способов. Среди людей есть эмоциональные мертвецы, трупы в отношении разума — или, например, те, кто давно утратил всякую надежду и теперь лишь влачит бессмысленное существование. Все эти люди более не принимают целесообразного участия в жизни и потому практически ничем не отличаются от мертвецов. Именно таких несчастных Толтеки называют живыми мертвецами и рассказывают о них гораздо больше, чем мог бы представить и чему смог бы поверить простой человек.

Борясь за выживание и живя подобно воинам, мы учимся сознательно отражать разрушительную силу смерти способами, которые отличаются от тех, которые используют намерение сновидящего. Иначе говоря, мы, подобно пловцу, тоже плывём по течению жизни и по мере обретения опыта противостояния трудностям начинаем понимать, что эти трудности совсем не обязательно являются неодолимыми препятствиями — наоборот, если их правильно использовать, они способны вознести нас к таким высотам, которых мы никогда не достигли бы с помощью своих ограниченных способностей. Как явствует из окончательного анализа, все жизненные трудности, будь они большие или малые, на поверку оказываются проявлением сил, действующих рука об руку со смертью. Вот почему толтеки считают жизненные трудности союзниками смерти и традиционно называют их снайперами смерти.

Судьба всякой жизненной формы заключается в том, чтобы отыскать знание и обрести силу — однако у нас нет иной возможности обрести эту силу, как только заявив о своём праве на неё. И заявить о своём праве на силу мы можем, только обернувшись лицом к предназначенным для нас трудностям и преодолев их. Безусловно, количество силы, которое можно получить в результате преодоления конкретного жизненного испытания, прямо пропорционально сложности самого испытания. Лёгкие испытания несут с собой незначительное количество силы, зато сложные и трудные — особенно те, которые ставят под вопрос само наше физическое существование, — могут вознаградить вас огромным зарядом силы. Вот почему для воина и сама смерть, и её союзники оказываются не карой небесной, а лишь обыкновенными силами, направляющими его к труднодостижимым высотам личной силы. И вот почему воин расценивает смерть как своего лучшего советчика.

Двигаясь по течению жизни и научаясь правильно разрешать возникающие на пути трудности, воин открывает для себя способы и средства, при помощи которых он может отражать направленные на него стрелы снайперов смерти. Понятие снайперы смерти — это метафора, выражающая суть того, что непросто выразить словами, но вот воздействие (стрелы) этих снайперов — штука вполне реальная, с которой нельзя не считаться. Когда выясняется, что вы больше не в состоянии платить по закладным за дом, а клерк ипотечного отдела банка угрожает описать имущество, его слова нельзя назвать метафорой. Некоторые из этих стрел стремятся поразить разум, другие воздействуют на эмоции, третьи — на нашу физическую оболочку. Опять же, если одни из стрел наносят лишь предупреждающее ранение, то другие летят с тем, чтобы на время (или насовсем!) выбить вас из колеи, а третьи таят в себе смертельную угрозу.

От этих стрел снайперов смерти у воина есть единственная защита — его щит. Остро осознавая то обстоятельство, что смерть выслеживает его, воин использует свой страх, чтобы с его помощью удержаться на ногах, а благодаря уважению ко всему живому вокруг себя воин способен создать наилучшую из возможных стратегию собственной жизни. Будучи полностью убеждённым в том, что судьба обязательно направит его при условии безупречности всех его действий, воин планирует свои физические, умственные и эмоциональные действия таким образом, чтобы можно было эффективно использовать щит от стрел снайперов смерти.

Жизнь такого воина глазами видящего выглядит наиболее поразительным и прекрасным зрелищем из всех возможных. Многоцветье эмоций сплетается со светом и эфирными энергиями чистого разума, создавая причудливые узоры. Эти узоры магической силы двигаются и мерцают на удивление синхронно с движением и сдвигами точки сборки самого воина по мере того, как он старается отразить стрелы снайперов смерти. И настолько прекрасно сплетаются эмоции, разум и движение, настолько гармонично они соединяются с бесконечно меняющимися узорами и покидают их, что наблюдатель обязательно замрёт в восхищении перед безупречным расчётом и отточенным изяществом разворачивающейся перед глазами картины настоящей жизни. Благодаря тонкому взаимодействию энергий даже физические действия такого воина становятся отточенными, а в глазах часто блестят искорки внутреннего смеха — искренней радости от осознания безупречности собственного духа.

Безупречный воин действительно танцует в самом буквальном смысле этого слова. Он танцует под музыку разума, в роскошном костюме, расцвеченном собственными эмоциями и сшитом по «фигуре» его намерения. Сама судьба выступает постановщиком движений этого танца, при помощи которых воин перемещает свою точку сборки, чтобы танцевать на сцене жизни с лёгкостью, грацией и достоинством. Звук, цвет и движение — вот три магических качества-слагаемых настоящего воина — существа, познавшего, что жизнь — не обуза, а в действительности самый восхитительный танец творчества и созидания. Воздавая хвалу этому знанию, воин кружится на сцене жизни, то подпрыгивая от радости, то двигаясь мягко и плавно под рефрен тихих и чистых слёз. В этом танце свет и тень смешиваются в возвышенные комбинации, каждая из которых возносит воина всё выше к более глубоким уровням осознания и свободы.

То, насколько высоко (или далеко) продвинется воин в открытии своей личной силы в данной конкретной жизни, во многом зависит от его индивидуальных качеств. С этой точки зрения каждому воину уготована лично его ступенька на лестнице эволюции, так что нет и не будет двух воинов, имеющих одинаковый танец. В зависимости от индивидуального уровня осознания и опыта этот танец может оказаться коротким или долгим, а с точки зрения «хореографии» он может быть либо простым и бесхитростным, либо величественным, сложным и неповторимым. Но как бы то ни было, даже самый простой из этих танцев поражает воистину захватывающей чистотой и грациозностью, каждый является в своём роде шедевром».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.