Сон

Данная сказка построена на основе выбранных цитат из книги Максима Жуковец «Ясный день».

«В глубинах Своего разума Ты владеешь всем Знанием, и тайны будущего ведомы Тебе.

Любые сердечные устремления открыты Твоему взору; Ты знаешь все решения прежде, чем кто-либо их примет.
Для Твоего всеведения нет непредвиденного; Твое провидение не знает случайного.
На всех стезях Своих Ты прекрасен; промыслы Твои неисповедимы; Твое знание превыше мирского понимания.

 Переделанное изречение Эхнатона.
(около 1350 г. до н. э.)

Мне снился сон. Невероятно красивый и чёткий сон. Я видел себя где-то на природе, на лесной полянке, среди благоухающей травы и тысяч цветов необычных и ярких красок. Полянку окружали хвойные деревья, как будто светящиеся изумрудной зеленью — настолько насыщенным был цвет их кроны. Пели птицы, стрекотали кузнечики — мне это было ясно слышно в моём сне.
Помню, что просто и беззаботно я гулял по полянке, вдыхая запах лесных трав и любуясь красотой леса, когда вдруг зазвучали голоса. Неведомо откуда доносившиеся голоса пели торжественную, добрую и ласковую песню, благость которой, наверное, не сможет передать ни один из живущих на Земле. Потом я увидел, как под звуки этой песни из чащи леса вышел человек. Он приближался ко мне медленно и величественно. Его обрамлял нимб света, сиявший ярко, подобно солнцу. Возле головы свет как бы сгущался и был особенно ярок. Когда мои глаза привыкли к свету, и, когда человек подошёл ко мне довольно близко, мне открылись черты его внешности — необыкновенная, ангельская красота.
Незнакомец был высокого роста. У него были длинные, золотистые вьющиеся волосы, белая кожа и большие добрые глаза. Его одежда — чёрный хитон, сверху до низу расшитый золотыми свастиками, полностью прикрывала тело, но не могла скрыть Геркулесовой мощи.
Подойдя ко мне, незнакомец несколько минут рассматривал меня. Он смотрел мне в глаза. И я не мог отвести взгляда. Не мог, потому что чувствовал — там, за этими добрыми глазами, кроется великая сила. Мне почему-то показалось, что древность этой силы огромна.

— Кто ты? — спросил я у великана.
— Мой прекрасный Бог, Я – это Ты. Я тот, кого Ты в себе называешь «Я», — ответил он.
Помолчав, но так нисколько и не определив, кто же все-таки стоит передо мною, я повторил вопрос:
— Кто ты? Что ты есть такое?
— Где-то глубоко в сердце Ты всегда будешь помнить меня, Максим, — ответил он.
Его голос был спокойным, мягким и тихим. Но ясным. И само его присутствие наделяло меня какой-то отрешенностью, защищенностью, небывалым спокойствием и даже блаженством. Не хотелось ничего делать. Не было возможности как-либо волноваться. Было только блаженство.

Он глазами показал мне наверх — на круг яркого света возле его головы. Почему-то подумалось: он хочет, чтобы я смотрел на этот свет. И я начал смотреть.
Яркий свет, окружавший великана, пульсировал. Светящееся гало вздрагивало каждую секунду, к тому же оно дышало — то расширялось, то сужалось медленно и плавно.
Чем больше я вглядывался в этот свет, тем сильнее растворялась в нем фигура великана. В конце концов, она просто пропала. Вместо нее я увидел странную, но жутко завораживающую, притягивающую, как магнит, картину. В белом сиянии появилась золотая двуглавая птица, мощная и яркая, как само Солнце. Она была похожа на тех двуглавых орлов, которыми сегодня украшены гербы многих европейских государств, но в существенных деталях она отличалась от них. В одной своей лапе птица держала Земной шар, в другой – меч, острием кверху. Над головами располагались семь звезд, своей конфигурацией напоминающие какое-то знакомое созвездие. Под птицей, алая с белой окантовкой, помещалась царская мантия, в которой мы привыкли представлять средневековых королей и правителей. На мантии буквами, напоминающими древнеславянский шрифт, было написано: «Сва Раса»… Странно, но мне почему-то стало тепло, тепло до слез. Как будто я увидел что-то из далекого-далекого прошлого… Почему-то нахлынули слезы…
Вскоре Птица исчезла. Вместо нее я вновь увидел странного человека.

— Что это было? — только это я смог выдавить из себя, не в силах отойти от поражающих ощущений.
— Ты видел Мой самый священный Образ. Еще это герб чудесной Страны…
— Какой страны?
— Я покажу Тебе одно из ее поселений…
— Как это? Не понимаю… Кто ты?
Незнакомец молчал.
— Кто ты? — повторил я вопрос.
— …

Поняв, что ответа не будет, я решил подумать сам. Тем более, что какая-то, пока еще субъективная, догадка вертелась в голове. Через несколько секунд она осенила меня:
— Твоё Имя написано на талисмане? Это Твоё тайное Имя, да?
Он внимательно смотрел на меня и молчал.
Поражённый, я тоже стоял молча, не зная, что ещё спросить. Видя это, Гигант повернулся и пошёл обратно в лес. Я вдруг почувствовал, что за время столь короткого разговора сильно привязался к этому Геркулесу. Мне не хотелось с Ним расставаться.
— Постой, куда же Ты? — крикнул я Ему. Он оглянулся и сказал:
— Мой прекрасный Бог, мы с Тобой ещё увидимся.
— Где, где увидимся? Как это произойдет?
Он улыбнулся, указал на полянку и ответил:
— Запомни это место. И пусть все люди запомнят это место.
Сказав это, Он скрылся в лесной чаще…

Медленно прихожу в себя после сна. Открыв глаза, вижу свою комнату, хотя мне кажется, что в ней я не был целую вечность. Все также лежу в постели, укрытый легким одеялом, но чувство такое, что я вернулся в далёкое прошлое.
Свет полной луны через окно падает мне на глаза. Окно открыто, и слышится, как во дворе поёт сверчок. Лёгкий ветер треплет листья растущего возле окна абрикоса, и они, цепляясь за каменную стену дома, приятно шуршат в ночи.
Мои мысли немного путаются, но все они обращены к тому, что приснилось мне. Что это было? Кто разговаривал со мной? Реальность ли Он или всего лишь сон?
«Конечно же, это сон», — думаю я, принимаясь вспоминать каждую деталь сновидения. Сначала я видел природу. Потом зазвучала песня. Как будто ангельский хор пел добрую, нежную, сердечную песню. Я припоминаю её торжественные слова, переданные голосами самих красоты, любви и ликующей радости:

Солнечное утро, звон колоколов;
Необъятно небо, как она – Любовь.
В то благое утро в комнате своей
Ты проснешься будто в храме королей.

Ты откроешь очи, Ты увидишь Свет
Ты познаешь вечность – то, что смерти нет.
Солнце улыбнется сквозь ночи туман…
Счастья вихри смоют вековой обман.

И тогда, как будто заново рожден
Ты увидишь Бога и пройдет Твой сон.
То, что Ты увидишь, будет ярче дня.
Вспыхнет мысль: «О Боже! Бог же – это я!»

Встанешь Ты с постели, выбежишь во двор.
Там в росы капелях, словно в блестках бор…
Хор ликует птичий, и цветут цветы…
Ты глядишь – не веришь: Боже, всюду Ты!

Всюду, словно звезды, там цветы горят…
Среди бездны неба видишь Счастья взгляд.
Ты кричишь от Счастья – растворилась Тень.
Жизнь уходит в Солнце, Жизнь, как Ясный День…

Эту песню Жизни только тот поймет,
Кто во Тьме великой видел свой Восход.
Нет прекрасней чувства, нет нежней Мечты…
Все на Свете создал – Бог великий – Ты…

Мне становится не по себе. Несколько мгновений назад я еще пытался увериться, что видел странный сон, но слова… Откуда такие слова в моей голове? Конечно же, это слова песни, которую я слышал там. Её пели для каждого из нас. Те, кто исполнял её, Тот, от Чьего имени она исполнялась — кто ОНИ такие?».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Максима Жуковец «Ясный день» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.