Цивилизация дельфинов и людей

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Владимира Лермонтова «Дельфания».

«— Сегодня я расскажу тебе одну печальную историю. Это история моей жизни. Ты слушай и не перебивай, если захочешь что-нибудь спросить, спросишь потом, когда я закончу.

Я утвердительно кивнул головой.
И она начала длинный рассказ, который брал свой исток в Казахстане, где в бескрайних степях затерялся небольшой городок ее родителей. Я слушал, затаив дыхание, и лишь иногда вставал, чтобы подбросить в костер дров. На каком-то этапе ее повествования мне вдруг нестерпимо захотелось спросить, откуда она может знать то, что было до ее рождения, и как она способна помнить то, что происходило с ней, когда она была еще совсем крошкой?

— Так я попала в семью волков. И знаешь, Вова, ты можешь не поверить и даже не понять, но волки любили меня так, как редкие люди способны любить. Ведь волки создают семью раз и на всю жизнь. Еще с детства они присматриваются друг к другу, потом, когда наступает пора, они не меньше года ухаживают друг за другом и только после этого создают семью. Причем в семье нет превосходства ни волка, ни волчицы — живут на равных. А те, кто не смог обзавестись парой, помогают своим родственникам растить волчат. — Дельфания задумалась о чем-то, наверное, вспоминая жизнь в волчьей семье, а потом провела рукой по голове Ассоль, которая лежала около нее, и произнесла с улыбкой. — Отшельник очень был похож на твою собаку, только крупнее. Он погиб, но спас меня. У него было очень доброе сердце. — Взор Дельфании был устремлен сквозь пространство и время.

— Когда я подросла, то ушла жить к дельфинам. Еще когда я находилась в утробе матери, то получила посвящение на полуводный образ жизни. Мама много занималась со мной в море, дельфины учили ее искусству жить в водной стихии.
— Сколько же тебе сейчас лет? — не выдержал я и нарушил изначальный уговор.
Она улыбнулась и спросила: — А сколько дашь?
— Извини, у нас, людей, не принято спрашивать женщин об их возрасте.
— Опять ты не считаешь меня человеком.
— Прости, я не хотел тебя обидеть, но ведь по моим расчетам тебе сейчас должно быть не больше десяти лет, а на вид тебе я бы дал восемнадцать.
— Дело в том, что дельфины произвели над моим телом определенную трансформацию, с помощью которой я и могу находиться в воде так же спокойно, как и на суше. Этот процесс происходит на очень глубоком, клеточном уровне, мое тело как бы заставили вспомнить исконное прошлое, когда люди могли дышать в воде и вели полуводный образ жизни.
— Наши древние предки жили в море? — спросил я.
— А разве ты не чувствуешь память об этих предках, когда плаваешь, купаешься, ныряешь, будто ты дельфин, и море для тебя естественная среда, как и суша?
— Да, действительно, иногда ощущаю подобное, но, мне казалось, что эти состояния — просто игра моего воображения.
— Нет, Вова, память о прошлом у каждого человека хранится в генах, и если суметь, то можно увидеть прошлое всего человечества, начиная от первых людей. Так вот, процесс трансмутации в моей природе вызвал бурный рост самого организма, я повзрослела за один год на десять.

— А что же из себя представляют дельфины? У нас над ними проводят различные исследования, которые подтверждают их высокий интеллект, уникальные психические способности, но для людей они все так же остаются животными.
— Дельфины — самая древняя цивилизация разумных существ на земле. Они владеют глубокими знаниями и обладают способностями, какие не доступны людям вашей цивилизации. Они научили меня многому. Вот ты, например, подумал, каким образом я знаю о том, что я тебе поведала. Так вот, время, Владимир, на самом деле может проходить вне живого существа, а может протекать сквозь его сердце, тогда разум способен изменять время, а это позволяет заглянуть и в прошлое, и в будущее.
Последние откровения Дельфании были настолько для меня ошеломляющими, что я молчал, обдумывая сказанное, и недоверчиво поглядывал на свою ночную гостью, которая свободно оперирует такими понятиями и категориями, будто она только закончила университет.
— Всему обучили меня дельфины, их знания и стали для меня естественным, природным университетом.
— Почему же цивилизация дельфинов не продвинулась дальше в своем развитии?
— Я попробую тебе объяснить, Владимир, но для этого ты постарайся вспомнить свое детство.
— А при чем тут детство?
— При том, что дельфины не пошли технократическим путем, как вы, они развивали в себе внутренние, психические и энергетические потенции, и потому сохранились в том же виде, как и были миллионы лет назад. Они остались детьми. Высокоразвитыми разумными существами, но детьми по духу. Посмотри, как они наивны и искренни, как они играют с теплоходами, как доверчивы к людям».

«— Люди пошли путем развития технократии, продолжила она, заняв свое прежнее место и взяв в руки палку, которой водила по песку возле кострища. — Вы развили такой Великий Механизм, в котором растворились, потерялись и, в конечном счете, стали заложниками миллионов разных систем, конструкций, коммуникаций. Стоит произойти у вас какому-либо сбою: то ли энергосистемы или водоснабжения, так вы сразу становитесь беспомощными и чрезвычайно уязвимыми. Вы стремитесь развить более совершенные системы и технологии, но еще больше погружаетесь в рабство от своих же систем.
— Ты права, Дельфи, многие люди себя ощущают в этом большом, как ты назвала, механизме, беспомощными и ничтожными. Но разве есть иной путь? Мы ведь так привыкли к свету, теплу, к тому, что многое за нас выполняют машины. Да и последние достижения науки дают надежду на приближение к эре мира и благоденствия.

— Эта дорога в никуда, вы не развиваете свой внутренний, духовный мир и потому обречены на исчезновение, если не одумаетесь и не измените своего отношения и к себе, и к природе, что, впрочем, одно и то же. Ибо — как вы относитесь к себе, так вы относитесь и к природе. На земле существовала не одна подобная цивилизация, как ваша, они достигли даже большего уровня развития технологий, но они были стерты с лица земли. Они так же, как и вы сейчас, погрузились и полностью отдались во власть ума, который в конечном итоге привел к поражению. Ум потерпел крах от реальности, потому как никакие, даже самые совершенные умозрительные схемы, концепции и учения не способны вместить бесконечные горизонты истинного бытия. Разум потерпел фиаско в стремлении навязать жизни законы человеческого ума, подчинить действительность мозговым системам, доктринам и теориям. Вы утратили свойство воспринимать жизнь, космос, природу непосредственно водрузив между собою и реальностью миллионы призм: теорий, философий, учений, которые стали искажать суть вещей до неузнаваемости и противоположности. Вы не улучшили цивилизацию, вы раздули ее до невероятных размеров, она разбухла, в то время как внутри нее незримо уже давно идет разложение, что подобным же образом и привело к катаклизмам и уничтожению предшествующих цивилизаций. Философы разрабатывают модели совершенного бытия, мечтая об эре всеобщего благоденствия и процветания; политики и правители заботятся о собственном величии и славе; воины кладут свои головы на поле брани за мир, равенство и справедливость; ученые открывают законы природы, которые, в конечном счете, дают не благо человечеству, а работают против самой жизни на земле; инженеры внедряют новейшие технологии, думая, что вот-вот люди станут богатыми и счастливыми; космонавты, как заложники сложнейшей аппаратуры, смотрят на мир с орбиты Земли, а тем временем на этой маленькой планете накапливается невежество, мрак, боль, нищета и пустота. Продолжает литься кровь, господствуют алчность, сребролюбие; процветает человекоубийство, а дети, тысячи детей брошены в этот бушующий океан зла на произвол судьбы».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Владимира Лермонтова «Дельфания» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.