Великое дыхание

Данная сказка построена на основе выбранных цитат из книги Сатпрема «Гринго».

«— Пшш…!
Он запнулся. Среди лесной поросли внезапно пронесет легкий смех.

Разумеется это была Рани, сестра Киньо, обладательница строгих глаз, которые напоминали по форме перо птицы, над смуглыми щеками.
В молчании она протянула ему мачете и исчезла под хруст сухих веток.
Человек без мачете — это не человек. Не так ли? Тогда кто же он? В любом случае, не из племени Тукан. Он пожал плечами, прошел еще немного, посмотрел на Запад, на Север… Саванны или горы? Но нет, он хотел к водопаду — вернее, хотели его ноги. Странно, но в подобных случаях обычно принимали решение именно ноги Гринго. Они знали лучше, чем он сам. Этим утром его ноги выбрали водопад, но за этим решением стояло еще что-то (он не очень хорошо представлял, что именно), что-то, что его притягивало.
Он завязал свою одежду из лыка вокруг талии и отправился в путь… Внезапно не стало больше Гринго.

Корни были длинные и изогнутые, как шланги, он знал, в каком точно месте надо обломить и — клац! клац! — конец сочного ствола в его ладонях, голова откинута назад, он жадно пил. Это была свежесть, как часть жизни, она перетекала в его тело, как маленький искрящийся ручеек — Ах! — еще, еще… В мгновение ока он почувствовал себя набухшим, как стебель кувшинки в игапо (внутреннее озеро или болото).
Лес начинал превращаться в гигантское игапо, из которого он брал свое начало, впитывая жизненный сок, слегка соприкасаясь повсюду тысячами маленьких волокон и хрупких оболочек — лес полнокровный, сочный и чуткий.

Гринго шагал вперед, но шагало нечто странное, как будто его ноги овладели им; все быстрее и быстрее, все быстрее, и быстрее: позвякивал его браслет из ракушек. Там были длинные сипо (лианы), тянущиеся ввысь, и-гоп!- поваленные деревья и предательски обрубленные корни, уже покрывшиеся пучками листьев, и — гоп! Лес ощущался тысячами маленьких пор, и было неизвестно принадлежат ли они лиане, лесу или замшелому утесу, или же — змее, предупреждавшей: «Осторожно!», — или ноге, которая просто миновала поверху большую штуковину, свернувшуюся спиралью, неподвижную, безукоризненного цвета морской волны и — гоп! Он уже был далеко среди других стволов и густых кустарников.

Вдруг, возникла быстрая, как молния, вспышка осознания, некая странная, целиком находящая отклик, определенность. Гринго немного отдышался, и затем пришло то надоедливое дыхание, которое где-то внутри формировало какого-то Гринго с маленькой погремушкой из ракушек. Здесь был нанесен последний штрих: «Иди туда!» «Иди туда — это был пароль. И вот он слегка наклонился вперед, в последний раз его мускулы напряглись… как ворота, которые вот-вот распахнутся. И затем, возникло великое дыхание, оно было таким занятным!

Это было, как будто весь лес дышал через него или он через лес, не существовало больше ни его самого, ни стволов деревьев, ни пней, ни утесов: это было единством — и ногой, и булыжником, и маленькой змейкой цвета мертвого дерева, и огромным количеством всего везде; переполненными радостью были и ноги, и булыжник, и — гоп! — и неизвестно было, что над чем проходило, ведь это едва касалось земли. Итак, имелось «Что-то», что проникало в легкие, как порыв наслаждения или смеха — О! — некая радость, радость закрыть глаза, некое дыхание, некий ритм: здесь ничего больше не было видно, ничто здесь больше не было узнаваемо, это был огромный, легкий нырок в гигантское дыхание, подобное смеху; сверкание смеха, огромное, неисчислимое, бесконечное, веселящее, шумящее, как пыл юности или водопад, извивающееся, как змея, трепещущее вместе с листком… Итак, он поднялся в воздух, ноги больше не касались земли, мир раскрылся, он вошел в танец.
Легкое дыхание, которое было подобно самому дыханию мира».

Если будет желание узнать побольше — читайте первоисточник: книгу Сатпрема «Гринго» или пишите.

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.