Веселье сталкера

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Туманы знания драконов».

«Рассматривая седьмой аспект правила сталкера, нам придется столкнуться с тем, что для большинства учеников является, вероятно, одним из наиболее увлекательных принципов Пути Воина, а именно с тем, что у сталкера много лиц.

В свете того, что уже известно об искусстве сталкинга, это вряд ли покажется удивительным, однако этот принцип вначале всегда вызывает у каждого ученика сильное чувство благоговения, смешанного с немалой долей тревоги и подозрительности. Вследствие этого даже ученики нередко неосознанно играют на руку сталкеру, позволяя ему использовать множество своих лиц.

По своей природе разнообразные лица сталкера представляют собой не столько его собственные маски, сколько различные точки зрения, с которых его видят окружающие. В результате сталкер, разумеется, постоянно посмеивается над глупостью происходящего, поскольку в конечном счете не делает «ничего» и только получает удовольствие от проявлений чужого восприятия. В этом смысле сталкеры поистине являются наиболее готовыми к сотрудничеству людьми на свете, так как никогда не отказываются поиграть в игру по чужим правилам. В конце концов, игра — это только игра, а игры приносят радость — даже те из них, которые причиняют боль. Таким образом, сталкер никогда не упускает возможности повеселиться, потому что, даже в тех случаях, когда игра вызывает плач, такие слезы не обязательно должны быть признаками жалости к себе или мучений — они могут стать слезами радости, вызванными ощущением остроты бытия.

Для сталкера вся жизнь — это игра, обладающая огромными потенциальными возможностями приносить радость; разумеется, при условии, что человек ведет ее совершенно безупречно. Таким образом, когда сталкер смеется и шутит, это никогда не означает легкомысленности или непочтительности — напротив, его веселье вызвано только радостным ощущением чудесного дара жизни. Неизменно оказываясь способным разглядеть во всем вокруг, включая собственные испытания, присущую миру красоту, сталкер может серьезно относиться к своим или чужим слезам только тогда, когда предпочитает замечать их красоту. Однако даже в умении разглядеть красоту слез любовь сталкера к жизни проявляется таким образом, что пронзительный смех может весьма неожиданно прервать самые искренние рыдания.

Таким является веселье сталкера, и в этом чувстве веселости кроется и его искусство, и его сила, которая, честно говоря, заставляет большую часть людей чувствовать невероятное смущение. В конце концов, смех на похоронах не считается чем-то обычным, а взрывы хохота в торжественной обстановке церковной службы рассматриваются как невероятная грубость. Для сталкера жизнь представляет собой безостановочное веселое приключение, и какие бы тяжкие испытания ни выпадали на его долю, и в радости, и в горе его жизнь неизменно заполнена такой энергией, что у него просто нет времени на ощущения печали или угрюмости, подавленности или удрученности. Даже если такие мгновения настают, что случается с каждым человеком, сталкер распознает их сущность и немедленно принимается тщательно выискивать в них потенциальные возможности веселья, ибо в этом заключается склонность сталкера.

И все же следует осознавать, что умения рассматривать жизнь под таким углом зрения невозможно добиться за один день и оно не дается легко. Подобно любому другому искусству — виртуозности в обращении со скрипкой, теннисной ракеткой или гимнастическими снарядами, — для превращения в искусного сталкера нужно потратить много пота и слез. Для этого необходимо не только безупречно жить учениями во всей их полноте, но и, что особенно важно для сталкера, с невероятной тщательностью стирать личную историю. Невозможно овладеть сложными учениями сталкинга до тех пор, пока в человеке остается хотя бы капля личной истории, так как подлинное искусство сталкера заключается не в способности вводить других в заблуждение, но в отсутствии привязанности к эго, которое сталкер должен оберегать и защищать. Не имея жесткой личности, искусный сталкер не боится валять дурака; не испытывая страха перед тем, чтобы остаться в дураках, он с невероятной легкостью одурачивает других.

Все это приводит нас к самой сути Туманов Знания Драконов, а именно к тому, что, не имея какой-либо личности, не отождествляясь даже с самим собой, искусный сталкер в действительности является мастером контролируемой глупости. Этот принцип кратко затрагивался во второй главе, но сейчас следует вновь подчеркнуть, что контролируемая глупость на самом деле представляет собой проявление разумного сотрудничества. Однако теперь настало время рассмотреть этот принцип подробнее, так как контролируемая глупость подразумевает, что человек берет в свои руки власть над содержанием того сна, который называют жизнью.

Что же имеется в виду, когда утверждается, что у сталкера много лиц? Чтобы понять этот принцип, следует вспомнить, что все люди пребывают в ловушке сна, и в контексте этого сна все является откровенной глупостью. Только после того, как человек просыпается во сне, он может научиться контролировать глупость или, иными словами, обрести власть над содержанием этого сна посредством разумного сотрудничества со своим сновидящим.

Пока человек не проснулся во сне, у него сохраняется ощущение отождествления; поскольку такое отождествление опирается, во-первых, на убежденность в том, что этот сон представляет собой единственную реальность, и, во-вторых, на социальную обусловленность, оно также является откровенной глупостью. Более того, как известно из четвертого постулата сталкинга, подлинной сутью загадки жизни является тайна бытия, и потому любое отождествление может представлять собой только следствие личной истории.

Как человек может понять, что он собой представляет, если остается загадкой даже для самого себя? Для настоящего воина любая форма отождествления остается неотъемлемой частью человеческой глупости».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.