Загадка акта восприятия

Данная статья построена на основе выбранных цитат из книги Теун Марез «Туманы знания драконов».

«НЕСЧАСТЬЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ОГРАНИЧЕННОСТЬ КОНЕЧНОГО РАЗУМА ЗАСТАВЛЯЕТ ЕГО ВЗИРАТЬ НА ЗАГАДКИ БЫТИЯ КАК НА СКУЧНЫЕ ОБЫДЕННЫЕ ЯВЛЕНИЯ, НЕ ИМЕЮЩИЕ ОСОБОГО ЗНАЧЕНИЯ.

Тот факт, что Туманы Знания Драконов  начинают сгущаться, доказывает, что люди начали осознавать свои подлинные потенциальные способности, хотя пока это происходит на самом глубочайшем, неосознанном уровне понимания. Однако, если человеку предстоит развить все потенциальные возможности, ему совершенно необходимо сознательно ощутить эти глубинные изменения, так как это позволит ему понять, что люди должны использовать любое испытание, включая и современные мировые события, как средство извлечения своих скрытых потенциальных способностей.

В двух предшествующих книгах были заложены основы, необходимые для рассказа о более развитых принципах учений Толтеков, и теперь можно начать описание практических методов. При этом нам придется вернуться к тем техникам, о которых уже говорилось, чтобы рассмотреть их более глубокий смысл, так как именно они дают начало продвинутым практикам Пути Воина.

Учитывая этот глубинный смысл, а также то, о чем говорилось во введении к этой книге, следует понять: если человечество собирается уловить мимолетный миг шанса, человеку настоятельно необходимо вырваться из своего предельно рационального подхода к жизни и самым осознанным и осмысленным образом обратиться к загадке своего бытия. Подлинное значение понятия «шанс» заключается в понимании тех возможностей, которые кроются в том или ином испытании; уловить мимолетный миг шанса,  по существу, — значит извлечь максимальную пользу из таких возможностей.

Умение уловить мимолетный миг шанса означает и действие, и осуществление, и, поскольку для этого нужна сила, вполне уместно начать этот том с Севера — с направления силы, действия и в конечном счете осуществления. Однако по той причине, что Север по самой своей природе является также полем боя воина, обращение к этой стороне света неизменно влечет за собой вступление в битву, а это требует использования щита воина.

Характер и принципы использования щита воина  уже описывались в книге «Возвращение Воинов», но, поскольку тот рассказ представлял собой краткое введение, нам нужно вернуться к этому важному принципу и рассмотреть его глубже. Необходимо понять, что использование щита воина  представляет собой совсем не то, чем оно кажется на первый взгляд, так как любые дела воина носят характер стратегии. Следует осознавать и то, что все стратегии являются в действительности техниками (иногда составными), и каждая такая техника представляет собой многоцелевой инструмент, допускающий разнообразное применение. Это особенно справедливо в отношении щита воина;  хотя его очевидное применение объяснено в «Возвращении Воинов», одна из глубочайших форм использования щита воина  приводит к неделанию,  которое, разумеется, связано с искусством сталкинга.

Искусство сталкинга  представляет собой тайну сердца,  и при размышлении о том, чем оно на самом деле является, становится очевидным, почему эта техника считается одним из трех искусств, необходимых для следования Пути Воина. Подвергая сталкинг  более пристальному рассмотрению, важно понимать, что его основы кроются в акте восприятия —  одной из величайших загадок, известных человеку.

Хотя большинство людей считают акт восприятия совершенно обыденным действием, это невероятно важное явление всегда увлекало Толтеков, которые понимали, что в нем кроется универсальный ключ ко всем проявлениям подлинной силы.  Почему разные люди воспринимают одно и то же событие по-разному и почему одни люди умеют воспринимать нечто такое, на что другие не обращают внимания, — только два из огромного числа вопросов, из поколения в поколение занимавших самых опытных Тотеков-видящих,  И все же, несмотря на самые самоотверженные исследования, современные Толтеки подошли к раскрытию тайны восприятия не намного ближе, чем на заре своей работы. Им удалось лишь добиться еще большей искусности в актах восприятия и в результате накопить огромный опыт и, следовательно, огромные знания; однако разгадка тайны этого самого основополагающего явления по-прежнему ускользает от любого человека.

ПОСКОЛЬКУ АКТ ВОСПРИЯТИЯ ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ ЗАГАДКУ НАМЕРЕНИЯ, ОН ТОЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЗАГАДКОЙ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДВУХ ЭТИХ ТАЙН ПОРОЖДАЕТ ТУМАНЫ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ.

Как подчеркивает это изречение, причина того, что Толтеки-видящие  еще не смогли разгадать тайну восприятия, заключается в том, что она связана с той загадочной силой, которую называют намерением.  Таким образом, это в буквальном смысле пример загадки внутри загадки — одна взаимодействует с другой и порождает при этом третью тайну, а именно то явление, которое Толтеки назвали Туманами Знания Драконов.

Во введении к этой книге уже упоминалось о том, что Знания Драконов  нелегко выразить в логических категориях, которых требует рациональный ум человека. В действительности, во многих отношениях намного легче проводить рациональные рассуждения об акте восприятия и даже о силе намерения,  чем о Туманах Знания Драконов.  Причина этого заключается в том, что принцип Знания Драконов  представляет собой один из тех странных парадоксов, что порождаются самим рациональным умом, поскольку этот принцип обладает невероятно глубоким смыслом, но в тот же миг, когда к нему применяют логику, он внезапно начинает выглядеть совершенно иррациональным. По этой причине все то, что до сих пор говорилось об искусстве сталкинга,  позволяет без труда понять, почему оно считается загадкой. Акт восприятия, который на первый взгляд выглядит очень логичным и обыденным, представляет собой в действительности три загадки в одном явлении; поскольку сталкинг  берет свое начало в этой тройственной тайне, его нельзя воспринимать буквально — к нему следует относиться как к особой загадке.

ЗАГАДКУ НЕВОЗМОЖНО РЕШИТЬ ПРИ ВЗГЛЯДЕ СО СТОРОНЫ. ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ХОЧЕТ РАЗГАДАТЬ КАКУЮ-ЛИБО ТАЙНУ, ОН ДОЛЖЕН ЦЕЛИКОМ ПОГРУЗИТЬСЯ В НЕЕ, ПОСКОЛЬКУ ТОЛЬКО ТАК ОН СПОСОБЕН НАЧЕРТИТЬ КАРТУ НЕПОЗНАННОГО.

Буквальное значение этого изречения говорит само за себя, намекая на то, что любая загадка означает непознанное, а непознанное не может стать познанным, пока человек его не исследует. Тот же принцип применим к составлению карты неизведанной местности. Чтобы картограф смог начертить такую карту, он должен физически оказаться в данной местности. Однако если физическое проникновение и исследование неизведанной местности дается сравнительно легко, то переход в непознанные области человеческой души представляет собой совсем иную по сложности задачу, и именно это позволяет оценить глубину смысла приведенного изречения.

Ключ к этому глубинному значению кроется в словах «человек должен целиком погрузиться в эту загадку». Это один из труднейших для понимания ученика принципов, так как его подлинное содержание фактически не может быть выражено словами. В результате каждый ученик первоначально допускает ошибку, полагая, что полное погружение в загадку — просто оборот речи. Однако одаренный ученик достаточно быстро приходит к пониманию того, что сталкеры,  как правило, не пользуются метафорами, но даже в тех случаях, когда им приходится это делать, такие метафоры неизменно оказываются выражениями абстрактной действительности, превосходящей ограничения конечного разума. Таким образом, выражение «целиком погрузиться в загадку» намного превосходит обычное значение понятий «погрузиться», «глубоко увлечься» или «направить все свои мысли». На самом деле, эти слова несут в себе ключ к настоящему искусству сталкинга  и, в особенности, к искусству выслеживания себя,  то есть неделания.

Особенно примечателен тот факт, что, когда речь заходит о неделании,  ученик обычно воспринимает эти учения в буквальном смысле и, таким образом, оказывается в ловушке предполагаемого понимания. Как и обо всех прочих принципах и техниках, о неделании  можно говорить лишь в рациональных категориях. Каждый человек может начать только с того уровня, на котором он находится в текущий момент; поскольку все ученики начинают с уровня полной ограниченности логикой рационального ума, вполне естественно, что вначале они относятся к этим учениям с рациональной позиции. Это особенно справедливо в отношении тех техник, которые оказывают влияние на осознанность правой стороны, так как ученик почти неосознанно полагает, что ему предоставлено право применять в этих практиках только свой рациональный ум. Ему просто не приходит в голову, что он еще не полностью постиг подлинную природу осознания правой стороны, поскольку ученик считает само собой разумеющимся, что его собственное, особое восприятие осознания правой стороны непременно должно быть верным. В результате техника неделания  неизбежно воспринимается в буквальном смысле, и такое понимание закрепляется надолго.

И сталкинг,  и неделание  действительно оказывают воздействие на осознание правой стороны, но это не означает, что мы можем позволить себе воспринимать их буквально. Подлинная причина того, что эти две техники влияют на осознание правой стороны, становится очевидной при дальнейших размышлениях об их более глубоком смысле, но сейчас достаточно будет сказать, что подлинный смысл обеих техник заключается в том, что они оказывают воздействие на акт восприятия, который большая часть людей способна замечать только в обычном состоянии осознания.

Впрочем, в отличие от обычных людей, воины не допускают ошибки, предполагая, что их восприятие чего-либо является окончательной реальностью. На собственном опыте усвоив тот факт, что акт восприятия всегда отражает взгляд человека на мир, воины не принимают свое восприятие за чистую монету, так как знают, что при любых изменениях взгляда на мир происходят перемены и в том, как человек воспринимает мир и самого себя. По этой причине воины принимают то, что они воспринимают, одновременно не принимая это, и верят своему восприятию, не доверяя ему. Таково неделание  воина; благодаря такой практике он избегает одержимости поверхностным значением явлений — будь то проблема, приятное переживание, утверждение другого человека, поведение окружающих или некий принцип или техника учений Толтеков.

Вследствие этого, когда речь идет о том, что человек должен целиком погрузиться в какую-либо загадку, воин без тени сомнений понимает, что он столкнулся с метафорическим описанием некоей действительности, которую невозможно выразить словами. Отдавая себе отчет в этом, воин осознает, что совершенно глупо задавать вопрос о том, как именно этого следует добиваться, — если бы это можно было пояснить словами, то не возникло бы никакой необходимости пользоваться метафорой. Вместо этого воин занимается неделанием,  то есть начинает выслеживать  свое восприятие этого утверждения. Именно в этот момент рациональный ум ученика с неизбежностью переворачивается с ног на голову — и, даже не задумываясь об этом, ученик задает неуместный вопрос: «Как?»

Выслеживать  собственное восприятие не так трудно, как объяснить это действие. Вообще говоря, это относится ко всему, что делают воины, но до тех пор, пока человек не поймет, как именно это делается, этот принцип выглядит очень сложным — впрочем, лишь потому, что рациональный ум упорно все усложняет. Как только человек понимает, как именно что-то делается, он обнаруживает, что сложным было не само действие, а его объяснение тому, кто склонен все усложнять. Толтеки разработали определенные наставления для учеников, позволяющие им самостоятельно разбираться в том, что невозможно выразить словами. Эти наставления называют постулатами,  или предпосылками; обычно они представляются наборами. Набор предпосылок, который дается ученикам в качестве помощи в изучении того, что значит выслеживать  свое восприятие, называют четырьмя постулатами сталкинга.  Традиционно их представляют в виде следующего изречения:

СЛЕДУЕТ ПОНИМАТЬ, ЧТО, ВО-ПЕРВЫХ, ВЕСЬ МИР И ТО, ЧТО ОН В СЕБЯ ВКЛЮЧАЕТ, ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ БЕСКОНЕЧНУЮ ЗАГАДКУ;

ВО-ВТОРЫХ, ДОЛГ ВОИНА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В РАЗГАДКЕ ЭТОЙ ТАЙНЫ, ХОТЯ ОН НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ПРЕДАВАТЬСЯ НАДЕЖДЕ НА ТО, ЧТО ЭТО ЕМУ УДАСТСЯ;

В-ТРЕТЬИХ, ВОИНЫ ОСОЗНАЮТ ОКРУЖАЮЩУЮ ИХ БЕСКОНЕЧНУЮ ЗАГАДКУ, СЧИТАЮТ САМИХ СЕБЯ ЕЕ ЧАСТЬЮ И, ЗНАЯ, ЧТО ИХ ДОЛГ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В РАЗГАДКЕ ЭТОЙ ТАЙНЫ, СТАНОВЯТСЯ ЕДИНЫМИ С НЕЙ;

В-ЧЕТВЕРТЫХ, БУДУЧИ ЕДИНЫМИ С ЭТОЙ ЗАГАДКОЙ, ВОИНЫ ПРИХОДЯТ К ПОНИМАНИЮ ТОГО, ЧТО ОСНОВОЙ ТАЙНЫ ЯВЛЯЕТСЯ БЕСКОНЕЧНАЯ ЗАГАДОЧНОСТЬ БЫТИЯ ВСЕГО СУЩЕГО — АТОМА, КАМНЯ, РАСТЕНИЯ, ЖИВОТНОГО, ЧЕЛОВЕКА ИЛИ СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ.

ДОСТИГНУВ ТАКОГО ОСОЗНАНИЯ, ВОИН ОБРЕТАЕТ ПОДЛИННОЕ СМИРЕНИЕ, ТАК КАК В ЭТОЙ ЗАГАДКЕ БЫТИЯ ВСЕ РАВНЫ.

Нет нужды говорить о том, что вначале ученику очень трудно на практике воплотить эти наставления в своей повседневной жизни. Ему просто нелегко считать этот мир загадкой, так как его учили, что все допускает рациональное объяснение; ему нелегко считать себя частью этой загадки, поскольку большую часть своей жизни он верил, что знает самого себя. Сходным образом, ему нелегко считать насекомое равным себе, так как в ученике воспитывали веру в то, что люди являются высшей формой жизни. Однако именно по этим причинам Толтеки разработали свои постулаты.  Прекрасно понимая, что ученики не могут жить в соответствии с этими принципами, нагвали с незапамятных времен выслеживали  своих учеников и подталкивали их к подлинному обучению, давая им эти постулаты».

 

Рубрика 5. Копилка. Добавьте постоянную ссылку на эту страницу в закладки.

Обсуждение закрыто.